«ФУТБОЛ» :: «БЕНФИКА» :: 2007/08

Борис ТАЛИНОВСКИЙ :: ОНИ ЕЩЕ ПОКАЖУТ КУЗЬКИНУ МАТЬ! :: 4
 
::: «ГАДКОЕ ДИТЯ ПО ИМЕНИ ВИКТОР» :::
 (Продолжение. Начало в «Футбол-футбол» № 27, 28, 32)

Игроки «Бенфики» конца 70-х были хорошие. И разные. И такие, как enfante terrible португальского футбола Витор Баптишта. Имена других футболистов того и следующего за ним поколения, тех же Артура Жорже и Нене, или Мануэля Бенту, Жордао и Шалана, гораздо больше известны у нас, чем имя Витора Баптишты. Судьба его трагична и, во многом, поучительна. В истории футбола каждой страны есть такие персонажи - Бест в Великобритании, Либуда в Германии, а сколько их было в истории советского футбола...

Начало футбольного пути Витора Баптишты ничем не отличалось от пути многих других выходцев из бедных семей. Отец Витора умер, когда сын был еще маленьким. Мать работала на рыбзаводе и «поэтому я в детстве не голодал - в доме всегда была рыба, правда, не всегда был хлеб». Витор вслед за старшим братом начал играть в футбол в сетубальской «Витории». Параллельно он старался зарабатывать сам. Он был учеником электрика, а затем водопроводчика и плотника. «В 15 лет я перестал есть дома, а вскоре переорался в отдельную квартиру, за которую платил клуб». Старший Баптишта быстро закончил свою карьеру из-за травмы, а младший, пройдя все ступени в клубе, быстро оказался в основе «Витории».
Президент Бенфики №27

27
Dr. Duarte António Borges Coutinho
(1969-1976)

Самый дорогой трансфер в португальском футболе 1971 года - это переход 22-летнего молодого центрального нападающего Витора Баптишты в «Бенфику». «Да, клуб тогда получил достаточно - 3 миллиона. Конечно, я выиграл по зарплате очень прилично, но в «Бенфике» были футболисты с контрактами получше, чем у меня. Нет, нет - Эйсебио не обсуждается, но остальные... Я ведь был уже игроком сборной, любимцем публики. Я был лучше их всех! Да, конечно, кроме Эйсебио».

В начале 1970-х Баптишта попал в серьезную передрягу. «Бенфика» гастролировала в Бразилии. В конце турне Баптишта пострадал вместе с другими игроками - их просто ограбили. А накануне отлета он пострадал уже в одиночку. Сначала он наступил в гостинице на упавшую со стола бутылку, упал и очень сильно повредил ногу. В аэропорт его повезли в инвалидной коляске, поскольку ходить он не мог. Но судьба почему-то в этот день решила Витора добить.

Он катался в своей коляске по аэропортовскому магазину, когда его, магазин, пришли грабить. Вооруженные грабители были настроены серьезно, они убили полицейского, тяжело ранили покупательницу и унесли ювелирные изделия и деньги. «Когда пули защелкали по стене, всё, что я сообразил сделать - это вывалиться из кресла. Каким-то образом мне удалось, преодолев метров десять, забиться в щель между дальним прилавком и стеной. Я видел, как эти ребята, подхватив награбленное, выскочили, сели в поджидавший их «Фольксваген» и уехали. Мне пришлось задержаться на сутки, давать показания, а когда я прилетел, наконец, то в разных газетах прочитал разные варианты этой истории. В одной меня убили грабители, а в другой я был их пособником, меня арестовали и должны теперь надолго упрятать за решетку...»
Президент Бенфики №28

28
Fernando Martins
(1981-1987)

Пресса вообще любила писать о Баптиште. Он был игроком ярким. Крепкий, высокий, много забивавший нападающий, он выделялся на поле движением и сильными ударами. Но кроме спортивных изданий о нем еще больше любили писать другие, те, которые принято называть «желтыми». О его вызывающем поведении, о том, как он одевается, о его фестивалях в гостиницах и кабаках, о разбитом спортивном «Ягуаре». История о потерянном во время игры талисмане (Баптишта в броске забил мяч головой и при этом потерял малюсенькую сережку) и о том, как почти пять минут все, включая судью, искали эту цацку в штрафной, обошла все газеты. Однажды прозвучало - он просто неадекватен, похоже, что Витор наркоман. Это, к сожалению, оказалось правдой.

Витор Баптишта постоянно требовал у руководства прибавки: «Я отдал «Бенфике» шесть лет, - говорил он осенью 1977-м, - я лучший в команде, а они так со мной поступают». Это фраза из его интервью, которое он дал по возвращению из Москвы после матча КЕЧ с московским «Торпедо». В Москве произошел очередной конфликт с начальством. Баптишта, не принимавший участия в первой игре из-за травмы, так на поле в Лужниках и не вышел. На вопрос корреспондента «Футбол-Хоккея» о главной ударной силе «орлов» Мортимор ответил кратко: «Баптишта здоров, но играть не будет». А вот дома Витор уже жаловался «аболовцам»: «Да сплетни всё это, никто меня в самолет не запихивал, а я не скандалил...».
1982
Когда пришло время продлевать контракт, Витор запросил неподъемные на тот момент для клуба деньги. Соглашение продлено не было, Баптишта летом 1979-го подался в «Боавишту», а в начале 1980-го высадился в США, в Сан-Хосе. Миллиардер, содержащий местную команду Earth Ouakes, по совету тренера, бывшего «орла» Антонио Симоэша, в пару к Джорджу Бесту пригласил еще и экзотическую португальскую звезду. Ровно через две недели Витора отправили домой. Узнали о наркотиках.

Больше Баптишта в футбол не играл, деньги как-то быстро испарились, ведь наркотики стоят недешево. Потом воровство, тюрьма, а после - он дорожный рабочий, служитель на кладбище... Витор умер в 1999-м в возрасте 51-го года.

Нене: «Это был классный нападающий, играть с ним было одно удовольствие. Ну почему он так и не бросил эту гадость?..» ...Вместо Мортимора во второй раз при шел Марио Вилсон, выиграл, наконец, трофей - Кубок Португалии 1980-го, зато в лиге команда стала только третьей, пропустив вперед «львов» и «драконов».

Благодаря успехам начала и середины 70-х «Бенфика» в «вечной» таблице чемпионата Португалии продолжала лидировать, опережая более чем на 100 очков «Спортинг». «Порту» после сезона-1979/80 отставал на 233 очка. 
::: «ПРОКЛЯТИЕ МОРТИМОРУ В ПРИДАЧУ К ПРОКЛЯТИЮ ГУТТМАННА» :::
Клаудио Каниджа («Бенфика») против Найбета из «Спортинга». Легионерские времена! Сезон-1994/95
29 августа 1979 года произошло важное событие в истории «Бенфики» - впервые в ее составе вышел на поле иностранный футболист. Это был приобретенный в «Боавиште» бразилец Жорже Виейра. За другие команды иностранцы играли уже давно - знаменитый аргентинец Эктор Ясалде, например, в составе «Спортинга» дважды подряд становился лучшим бомбардиром лиги. В 1974-м он даже завоевал адидасовскую «Золотую бутсу» лучшему снайперу Европы, забив 46 голов. Это до сих рекорд Португалии, который, думаю, будет побит очень нескоро.

«Бенфика» же дольше других оставалась командой, составленной исключительно из местных футболистов и выходцев из португальских колоний. Однако число этих самых колоний к началу 80-х уже равнялось нулю, а потому выводы не могли не воспоследовать.

Но не отсутствие иностранцев стало причиной ухудшения результатов «орлов» на внутреннем фронте, когда «Бенфика» впервые с середины 50-х оставалась без чемпионского звания три сезона подряд. Одна из причин заключалась в том, что начиналось время «Порту», который опять же впервые с конца 40-х годов выиграл два чемпионата подряд.
Президент Бенфики №29

29
João Maria dos Santos Júnior
(1987-1992)

Джон Мортимор, уже отставленный от тренерства, но по-прежнему близко к сердцу принимавший все происходящее в лиссабонском клубе, на ежегодном собрании в феврале 1980-го констатировал: «Клуб топчется на месте, «Бенфика» перестала быть национальным лидером, и немалая вина в этом руководства клуба. Последние три года мы выезжали за счет ветеранов. Если не принять меры, то скоро мы (он продолжал говорить «мы»! - Б.Т.) станем вечно вторыми, а то и третьими».

Мортимор оказался прав. «Порту» мощно ушел вперед. «Драконы» выиграли на сегодня 21 чемпионат, из них 15 за 22 последних сезона, начиная с 1984/85. На долю «орлов» и «львов» приходится 5 и 2 соответственно!

И другую причину назвал Мортимор. «Бенфика» держалась на ветеранах, главными из которых были вратарь Мануэль Бенту, полузащитник Нене и нападающий Шалана.
::: «АЙ, НЕНЕ!» :::
ФОТО. Южноамериканское лицо «Бенфики». Все трое в красном - оттуда! Мауро Айрес из Аргентины, Бермудес из Колумбии и Донизете из Бразилии (слева направо). Рубятся против «Рио Две» в сезоне-1996/97
 
 
1995-1996
Таманьини Нене к тому времени стал самым ветеранистым из ветеранов клуба. В свое время он попал в «Бенфику» не то чтобы благодаря родственным связям, но все-таки...

Его отец, тоже Таманьини, поигрывал в футбол еще в ту пору, когда всё семейство проживало в Матосиньосе близ Порту. Когда отцу, квалифицированному железнодорожнику, предложили хорошо оплачиваемую работу в Мозамбике, он не колебался и поехал с женой сыном в колонию. Так что младший Таманьини получал кличку Нене - ребенок - уже в Африке, гоняя мяч за юниоров местного «Ферровиарио». У нас это называлось бы «Локомотив».

Паренек отличался редкостной скоростью и хорошим владением мячом на скорости. Для 16-летнего этого было достаточно, чтобы удостоиться похвалы в прессе в виде фотографии юного дарования и нескольких строк подписи. Вырезку из журнала с фотографией старший Таманьини вложил в конверт вместе с коротким письмецом и отправил своему родственнику, двоюродному племяннику, тоже с детства гонявшему мяч. Племянник проживал в Лиссабоне и играл за «Бенфику». Звали его Домисиано Кавем. Он был двукратным обладателем КЕЧ, многократным чемпионом Португалии и т.д. Кавем показал фото руководству, кто-то из дирекции сказал: «А, да, припоминаю, читал, они даже что-то выиграли, эти юниоры... Ладно, не обеднеем». Нене оплатили билет на самолет по маршруту Лоренсу-Маркиш - Лиссабон, и в начале 1967-го 17-летний соискатель славы прилетел в столицу метрополии.

Со времени перехода Эйсебио и связанной с этим переходом финансовой и бюрократической тягомотины прошло больше шести лет. Но в каждом местном клубе эту историю помнили и без компенсации никого отпускать не собирались. «Железнодородники» тоже стали торговаться. Они хотели получить 900 тысяч: «Ну, вы же понимаете, время идет, цены растут, а этот парень хоть и белый, но талант почти как Эйсебио...». В Лиссабоне паренька оценили в 300 000: «Хлопец хороший, но больше трехсот не дадим». «Ладно». Довольны остались обе стороны.

Нене кантовался в юниорах и дубле два года. Он рвался в основу, его проверяли во всевозможных гастрольных поездках и турнирах, но место, на котором он должен себя проявить, было занято. Вернее, два возможных места в составе. Одно занимал Колуна, другое - Граса.

Нене не бунтовал, в другой клуб не просился, хотя к «орлам» обращались и «спортингиста», и «портиста». «Ага, щас, - отвечали им в «Бенфике», - мы вам свою будущую звезду отдадим!»

В конце концов, Нене своего часа дождался, и при Хэгене, практиковавшем схему 4-3-3, стал крепким игроком основы. Он играл правого полузащитника вместе с Грасой в центре и Симоэшем слева. Нападение тогда составляли Торрес, Эйсебио и Артур Жорже. Английский тренер в шутку называл Нене Робин Гудом за скорость, меткость и бесстрашие. И высшей похвалой в его устах было: «Да, парень, ты и в Англии смог бы играть с такой быстротой и физикой!» Оценили Нене и соседи. Географические. В 1972-м в клуб пришло предложение от мадридского «Реала». «Бенфика» «скромно» запросила 15 миллионов, чтобы отстали, но с тайной надеждой «а вдруг дадут», и зарплату в 200 000 месяц для игрока. Мадрид-цы уважительно удивились: «Однако!» и отступили.

Нене (через пару десятков лет): «Я всегда спокойно относился к материальной стороне дела. Более-менее серьезные деньги появились в португальском футболе уже ближе к середине 80-х. Но я нормально заработал и ни о чем не жалею. Зато наигрался от души в тот футбол, к которому привык».

Нене выступал за «Бенфику» до 1986 года. Он был и основным игроком сборной Португалии с 1971 по 1984-й (66 игр, 22 мяча), успев выступить на ЧЕ во Франции. Он 11-кратный чемпион страны и восьмикратный обладатель Кубка. Вполне счастливая футбольная судьба.
В СССР МОЛОКА И ФРУКТОВ НЕТ!

Начиная с 1980 года, ни один тренер в «Бенфике» не проработал трех полных сезонов.

После Марио Вильсона в клуб пригласили уже немолодого и знаменитого венгерского тренера Лайоша Бароти. «Орлы» снова, как положено, в первый год работы нового наставника стали чемпионами, на следующий год проиграли первенство «Спортингу», и тренер был смещен.

Следующим коучем стал 33-летний швед Свен-Горан Эрикссон, недавно приведший к победе в КУЕФА «Гетеборг». Сие было признано крупной сенсацией и, соответственно, привлекло внимание к начинающему тренеру. Он «взял с собой» нападающего Гленна Стрёмберга и, выступая на презентации 4 июня, сообщил, что «не обещает, как Черчилль в свое время англичанам «кровь, пот и слезы», но отношение игрокам к тренировкам придется изменить - «следить за всем, что происходит, я буду строго, а поступать жестко».

С португальским футболом мы в Союзе как раз тогда впервые и познакомились поближе. Сборная Португалии наряду с командами СССР и Польши (финнов в расчет не принимали) претендовала на единственную путевку из отборочной группы к ЧЕ-84. Португальцы к тому времени одержали две победы в двух матчах, наша сборная - одну в одном. Сборную снова, как и в уже легендарном 1966-м, возглавлял Отто Глория. Он приехал в Португалию для переговоров с руководством «Спортинга», но федерация, помня о золотых временах, предложила ему поруководить главной командой страны. Ведь начиная с 1966-го, сборная так больше и не участвовала в финальных частях ЧМ и ЧЕ! Глория согласился.

На московский матч против команды Лобановского Отто выпустил в основе семь игроков «Бенфики»: вратаря Бенту, защитников Пиетру, Умберто Коэльо, игроков средней линии Бастуша Лопеша, Карлуша Мануэля, Алвеша и Нене, игравшего в нападении.

Конечно, фейерверка, который устроила сборная СССР в той игре, не ожидали даже мы, ее болельщики. Пять забитых мячей при фантастически скоростной и умной игре (а еще как минимум три таких момента, когда не забить сложнее, чем забить, но наши с этими трудностями справились!) деморализовали португальцев. После игры Отто Глория, выслушивая сочувственные речи журналистов, в ответ говорил: «Да вы сами всё видели. Ну, что тут скажешь, все по делу, хотя могли бы пропустить и меньше».

«Да, но могли и больше?!» С тяжелым вздохом: «Да, могли...»

Вот это «могли пропустить меньше» касалось больше всех вратаря «бенфикиста» Мануэля Бенту. Его и пресса, и болельщики сделали «козлом отпущения» за поражение в Москве. Пожалуй, в двух мячах из пяти была немалая доля его вины. Но это было связано как с манерой игры Бенту, так и с тем, что португальская защита часто не успевала за советскими нападающими. Чтобы представить себе манеру игры Бенту тем, кто его не видел, предлагаю вспомнить другого вратаря из Португалии - Витора Байю, например, в знаменитом поединке киевского «Динамо» с «Барселоной» в ЛЧ (3:0 и 4:0). Хотя Бенту был, в общем, понадежнее.

Что интересно, Мануэль среди оправданий своей неудачной игры в Москве приводил и такое: «Была плохая еда. Нам не давали молока и фруктов. Их там просто нет!» Этот «поклеп» на первое в мире социалистическое государство очень обидел португальских коммунистов. К дверям дома Бенту притащили корзины с яблоками (гнилыми) и связки соломы.

Такова вратарская доля. Например, в 1980-м Бенту получил, играя за сборную в Шотландии, четыре мяча и, соответственно, всяческие обвинения в бестолковости. Через полгода в матче отбора на ЧМ в том же Глазго он не раз спасал команду, отстоял на «ноль», и газеты его потом превозносили. Через полгода после московской игры он не пропустил от сборной СССР в Лиссабоне, хотя его заслуга тут минимальна. Опасностей у ворот Бенту наши тогда просто не создали.

Кумиром Мануэля, с 1971-го по 1990-й год защищавшего ворота «Бенфики» (если быть точным, по-настоящему он стоял в рамке «орлов» до середины 1986-го, а потом долго лечил нелепо полученную перед самым ЧМ-86 травму), был Лев Яшин. Бенту увидел его впервые в репортажах с ЧМ-66, а 8 декабря 1970-го заменил Льва Ивановича в воротах сборной «всех звезд» на прощальном матче Марио Колуны. Не смог прибыть великий... Зато молодой вратарь понравился, и уже летом Бенту стал «бенфикиста», вытеснив из основы Жозе Энрике.
...Глория подал заявление об отставке. Ему порядком надоели игры руководителей трех основных клубов, неохотно отпускавших в сборную своих игроков. Еще в феврале после поражения от французов 0:3 и перед матчем со сборной ФРГ руководители «Порту», «Спортинга» и «Бенфики» под предлогом травм, болезней и усталости отказались отпустить 11 из 18 вызванных на матч игроков!. Пришлось заменять их другими, и, к удивлению всех, экспериментальная команда победила основной состав ФРГ-шников со счетом 1:0. Теперь же, после московского поражения, тренера уже можно было обвинять в том, что состав сборной не самый лучший. Вот так. Что было дальше, известно. У руля команды встал совет четырех, но фактическим главным был Фернандо Кабрита...

Те «орлы», которые приезжали в составе сборной в Москву, демонстрировали в апреле очень хорошую форму и командные результаты. Во-первых, они лидировали в чемпионате, а во-вторых, были уже финалистами Кубка УЕФА-1982/83. В полуфинале они прошли румынскую «Университатю». Дома при подавляющем преимуществе они сыграли 0:0, зато на выезде без двух основных игроков, Карлуша Мануэля и Алвеша, а также с едва оправившемся после перелома носа Мануэлем Бенту вырвали 1:1. Молодой тренер Эрикссон был человеком практичным и перед игрой объяснял своим ребятам: «Мы едем не на «конкурс футбольной красоты». Нас вполне устроит и результативная ничья».

При счете 1:1 «орлы» ушли в глухую защиту и требуемый результат отстояли. Со стадиона в гостиницу команде и сопровождавшим лицам удалось уехать более-менее спокойно. Так же спокойно игроки добрались и до аэропорта. Но когда автобус вернулся к отелю, чтобы забрать багаж, техперсонал и журналистов, разъяренная толпа местных фанатов уже ждала. В окна машины полетели камни и металлические предметы, и оттеснить бузящих милиции, вооруженной автоматами, удалось только под угрозой применения оружия.

А в финале, несмотря на то, что ими руководил специалист по КУЕФА Эрикссон, «орлы» проиграли в двух встречах «Андерлехту» - 0:1 и 1:1. Хотя настроение перед ответной игрой было просто замечательным. Победив аутсайдера «Алькобасу» 8:1 (пять мячей забил Нене), «Бенфика» обеспечила себе чемпионское звание!  :::
Президент Бенфики №30

 30
Jorge Artur Rego de Brito
(1992-1994)

 
 
ФОТО. В 1997 году «Фламенго» разорвал «Беифику» в рамках Копа Сенгенарио 5:2. «Рубронегро» Савио против защитника «Орлов» Каладо»
 
::: «ПРОФСОЮЗНЫЙ БОСС ТОНИ» :::
В следующем году «Бенфика» снова играла в КЕЧ. Эрикссон лелеял честолюбивые замыслы, но в четвертьфинале «орлов» раздавил «Ливерпуль». После вполне пристойного поражения в Англии (0:1), на «да Луше» местные «красные» были уничтожены приезжими «красными» - 1:4.

Эрикссон, завоевав с «Бенфи-кой» второе подряд чемпионство, от продолжения контракта отказался и уехал в Италию, где принял под свое начало столичную «Рому». Прощаясь, он посоветовал пригласить в качестве тренера Томислава Ивича, однако президент Фернанду Мартинш к совету шведа не прислушался, и «Бенфику» на год возглавил Пал Чернаи. Когда же команда упала на третье место, то позвали обратно Джона Мортимора.

Мортимор вывел «Бенфику» в чемпионы в 1987-м и ушел, крайне обиженный. Где-то в начале второго круга проходил матч лиги со «Спортингом». «Львы» от души поиздевались над «орлами» и разгромили их 7:1. Болельщики неистовствовали - «кому угодно, только не «Спортингу»!». Они рвали шарфы и флаги клуба, клялись, что никогда в жизни больше нога их не ступит в пределы «да Луша»: «Обходить десятой дорогой будем, только б этих уродов не видеть». Основные помои выливались на тренерскую английскую голову. Мортимор обиду от болельщиков переносил стоически, извинялся за плохую игру и футболистов не ругал, хотя в той матче прилично налажала защита и вратарь Сильвиньо, а соперники, как назло, не мазали, а попадали в ворота. Вот и залетело семь мячей. Обидело его по-настоящему удовлетворение некоторых членов правления клуба - тех, кого тренер считал своими недоброжелателями. И приведя «Бенфику» к чемпионскому званию, Мортимор ушел. В том же году ушел и президент Фернанду Мартинш.

Новое руководство поставило тренером Тони. Вернее, сначала мелькнул ненадолго датчанин Сковдаль, но после смены президента решили положиться на собственные кадры и назначили коучем Антониу Жозе Консесайо Оливейру, которого все называли Тони.

Эта фигура для «Бенфики» не менее знаковая чем, например, Артур Жорже, с которым Тони был знаком еще с конца 60-х, когда они вместе играли за коимбрскую «Академику». Его привел в студенческую команду Марио Вильсон. Он увидел 17-летнего Тони в составе клуба «Салесианос» из городка Анадио, когда «салесианцы» прибыли в Коимбру и победили местных 3:0. Вильсон специально приехал в Анадио к родителям Тони и уговорил их отпустить парня в Коимбру, где тот сможет и учиться, и играть в футбол на более высоком уровне. Вильсон в 1967-м сделал со своими студентами невозможное. «Академика» заняла второе в лиге и вышла в финал Кубка, где проиграла сетубальцам 2:3 в дополнительное время.

В знаменитом финале 1969-го Тони участия не принимал, но по другой причине, нежели его друг по «Академике» Артур Жорже. Того, если помните, как раз подгребли в армию. Тони же с 1968-го уже был «бенфикиста», но по молодости еще не проходил в основу. Он заиграл, как и некоторые другие при Хэгене. Нет, он и раньше играл иногда в основном составе, даже дебютировал с сборной еще в 1969-м, но «сеньором», незаменимым стал только в 1972-м. Нене уже пару лет как заменил Колуну, а Тони помогло, если здесь уместно это слово, несчастье с Жайме Грасой.

Тони, человек с обостренным чувством справедливости, очень переживал, когда вместе с Нели-ньо и Умберто Коэльо косвенно подтолкнул Хэгена к уходу. Ведь если б не их попытка уклониться от кросса в день матча чествования Эйсебио, то не было бы и последующего конфликта Хэгена с президентом! И Тони, один из любимцев (не любимчиков!) тренера-англичанина, просил того остаться. «Я пошел бы против своих принципов, если б остался. Это ты понимаешь?». «Да».

Тони заступался и за Витора Баптишту. Он объяснял руководству, что парня надо лечить от наркозависимости, а не «гнобить». Он выручил его после московской истории, когда тот вступил в конфликт с тренером и был на грани вылета из команды.

Поскольку Тони прошел не только футбольную, но и политическую школу в Коимбре, то он вместе с Артуром Жорже стал одним из организаторов профсоюза футболистов, особенно набравшего силу после апрельской революции в Португалии в 1974-м году - «революции гвоздик». И когда Артур Жорже уже изучал в Лейпциге немецкую филологию, Тони с профсоюзом добился от министерства труда запрета на внесение в контракты футболистов некоторых «кабальных» пунктов.

Сам Тони получил тяжелую травму в 1980-м и после излечения больше мучался, чем играл. Когда в команду пришел Эрикссон, Тони, как говорится, повесил бутсы на гвоздь и стал помощником нового тренера. Помощник был на полтора года старше главного.

Вот ему и поручили команду после ухода Мортимора. И Тони спустя 20 лет вывел «Бенфику» в финал КЕЧ! Для клуба новый европейский успех был важен еще и потому, что «орлы» в 1988-м были уже не единственной португальской командой, выигрывавшей главный клубный трофей. В сезоне-1986/87 КЕЧ завоевал «Порту», победив в полуфинале киевское «Динамо», а в финале - «Баварию». Да и лига-1987/88 была безнадежно проиграна - второе место с отставанием от «Порту» в 15 очков! Всё было брошено на завоевание КЕЧ. Вообще, с тем набором игроков, которым располагали в том сезоне «орлы», выход в финал был подвигом.

И лиссабонцы почти совершили чудо. В финале, признанном, правда, одним из самых скучных за всю историю КЕЧ, они проиграли «Эйндховену» по пенальти после нулевой ничьей в основное и дополнительное время. Сам Тони позже говорил: «Мы выглядели в этом матче как взвод солдат, вооруженных старыми маузерами, в то время как противник вооружен лазерным оружием. Но мы могли прыгнуть выше головы. Не получилось. Жаль».  :::
Президент Бенфики №31

31
Manuel Damásio Soares Garcia
(1994-1997)

ФОТО. 2000 г. Похоже, Сергей Кандауров был единственным украинцем в составе «Бенфики»! Юран и Каряка (а тем более Кульков) не считаются, хотя тоже вписали весьма любопытные странички в историю клуба. Помните матчи с «Динамо» в экспериментальной ЛЧ-91/92 —0:1, 5:0?.. Правда, Лужного лиссабонские кидалы в свое время представили игроком «Бенфики» под №3, помнится — та еще была история, мутная, как многое в футболе!
::: «ВЗВЕЙТЕСЬ, СОКОЛЫ, «ОРЛАМИ», ПОЛНО ГОРЕ ГОРЕВАТЬ!» :::
Через год «Бенфика» вновь стала чемпионом под руководством Тони, а сам тренер после своего победного сезона уступил место... Свену-Горану Эрикссону. Швед после пяти лет в Италии - трех в «Роме» и двух в «Фиорентине» - снова был приглашен в Лиссабон. Команда, которую он вывел в финал КЕЧ-90, была посильнее, чем команда Тони двумя годами ранее. Один только земляк тренера умница Йонас Терн чего стоил! Но то, что хорошо было против «Гонведа» или нашего днепропетровского «Днепра», что сработало в полуфинале против марсельского «Олимпика», в финале против арригосаккиевского «Милана» сработать уже не могло. Уважения тренер и команда заслуживают уже за то, что выжали из ситуации максимум. Думаю, что даже если бы Эйсебио удалось вымолить снятие проклятия, то в действие вступили бы обычные футбольные законы. «Милан» выиграл вроде бы всего 1:0, но ни на секунду не позволил усомниться в исходе игры. Итальянцы сделали для победы ровно столько, сколько нужно было, хотя Арриго Сакки после матча вежливо хвалил соперника: «О, нам пришлось сегодня потрудиться. Было много борьбы, но наше терпение вознаградилось».

Эрикссон: «Мы очень внимательно следили сегодня за Гуллитом и Ван Бастеном, старались организовывать плотный присмотр, если нужно, искусственный офсайд. Вроде все получалось и получилось. Мы их закрыли. А забил Райкаард...» Добавим, что с паса ван Бастена коленкой.

С Эрикссоном «орлы» стали чемпионами в 1991-м, снова с Тони - в 1994-м, с Джованни Трапаттони в 2005-м. И всё. Я понимаю, что концовка получается немного грустная и скомканная. Но что тут поделаешь? «Бенфика» в конце 20-го века превратилась если не в заурядную команду, то в команду второго европейского эшелона. И что, и кого тут особо расписывать? Да, в ней отметились и португальцы мирового класса, такие как Футре и Руи Кошта, но признание они завоевывали себе не в составе «орлов». Так что всё по делу: много места для славного прошлого и два слова об обыденном настоящем. Тут и вина «Бенфики», и ее общая с другими грандами минувших лет беда. Где менхенгладбахская и дортмундская «Боруссии», где наше «Динамо», где выстреливавшие «Стяуа», «Црвена Звезда», марсельский «Олимпик»? Где «Аякс», наконец?!

Закрепившаяся в течение нескольких лет после создания ЛЧ иерархия да последствия дела Босмана вкупе со всё увеличивающейся разницей в бюджетах с небольшой группой всем известных нынешних грандов отодвигают бывших «великих» на вторые роли. Вы скажете, «Порту»? Да, победа «Порту» в КУЕФА и в ЛЧ уже в начале 21-го века заслуживают всемерного уважения. Но «Порту» 2003-го и 2004-го годов - это все-таки исключение из угрожающе быстро складывающегося правила. И не о «портистас» сегодня речь.

А тут еще «проклятие Белы Гуттманна» действует до 2061 года. Будет ли тогда существовать лиссабонский клуб «Бенфика»? Будет ли тогда существовать Лига чемпионов? Будет ли, в конце концов, тогда существовать футбол в том виде, в котором мы его знаем сейчас? Да кто ж ответит. Может, не стоит «орлам» ждать так долго, а встрепенуться и показать всем...
Президент Бенфики №32

32
Dr. João A. de Araújo Vale e Azevedo
(1997-2000)

Президент Бенфики №33

33
Dr. Manuel Lino Rodrigues Vilarinho
(2000-2003)

Президент Бенфики №34

34
Luís Filipe Vieira
(2003 - ?)

::: НАМ НЕЧЕГО ТЕРЯТЬ ::: ВСЕ ФИНАЛЫ ::: РЕКОРДЫ :::

Rambler's Top100

Оставьте свой комментарий :: Интересности будут опубликованы
01 02 03 04 05 06 07 08 09 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28