«ФУТБОЛ» :: «БЕНФИКА» :: 2007/08

Борис ТАЛИНОВСКИЙ :: ОНИ ЕЩЕ ПОКАЖУТ КУЗЬКИНУ МАТЬ! :: 3
 
Бенфика Лиссабон :: Эйсебио
::: «(Продолжение. Начало в «Футбол-футбол» № 27, 28)» :::

Если начало 1950-х годов было временем «Спортинга», то начало 1960-х - эрой «Бенфики». Да разве только начало! Если строго следовать правилам и считать первым чемпионским званием в 60-е годы победу в чемпионате Португалии-1960/61, то за десять сезонов по 1969/70 включительно, «орлы» становились чемпионами страны семь раз и пять раз брали Кубок! Это ли не пример полного доминирования на родных стадионах... После сезона-1959/60 «Бенфика» в «вечной таблице» чемпионатов Португалии шла на втором месте, отставая от «Спортинга» на 12 очков. Через десять лет она лидировала, опережая конкурента на 35!.

На европейской арене «Бенфика» после победы в КЕЧ-1960/61 еще четырежды за десятилетие выходила в финал главного континентального клубного турнира. Пять финалов менее чем за 10 лет, из которых два победных, вывели «орлов» в элиту европейского клубного футбола и позволили говорить о «Бенфике» как о великой команде. Все необходимые условия для этого у клуба уже были - и отличный подбор игроков, и умнейший тренер, и первая победа в КЕЧ. Но достаточным условием для многолетнего пребывания на вершине (да простят мне математики столь вольное обращение с терминами) стало привлечение в клуб «черной пантеры» или «черной жемчужины», как сразу же окрестили журналисты 18-летнего мозамбикца, появившегося в Лиссабоне в конце 1960-года...

::: «ТРИ ВЕРСИИ ЯВЛЕНИЯ ЭЙСЕБИО» :::
Четвертого сына доньи Элизы Анисабаны, появившегося на свет 25 января 1942 года в бедняцком районе Лоренсу-Маркиша Мафалала, назвали Эйсебио.

Его детство прошло с тряпичным мячом, который маленькие мафалальцы гоняли между пальмами. Тут всё как в легендах о юных годах детей из бедных районов, ставших знаменитыми футболистами. И требования матери перестать целыми днями возиться с этим комком тряпок, а ходить в школу, и «тогда, может быть, выйдешь в люди», и появление человека, который приметил и сообщил, и без которого не состоялось бы явление великого футболиста восхищенному миру.

Человеком этим оказался друг старших братьев Эйсебио - игрок местного «Спортинга» Иларио (или как писали у нас - Хиларио), будущий футболист «Спортинга» лиссабонского и сборной Португалии.

Дело в том, что кумиром юного Эйсебио был земляк - Марио Колуна. И, конечно же, пацан спал и видел, как он играет за местный клуб «Деспортиво», мо-замбикский филиал «Бенфики», как в красной футболке «Деспортиво» забивает мячи, а потом по стопам своего идола попадает в «Бенфику» и у-ух!..

Из «Деспортиво» его завернули дважды. После первого отказа Иларио по просьбе старших братьев («предложи малОму пойти в «Спортинг», посмотри, на нем же лица нет») позвал Эйсебио в местный филиал «львов». «Нет!». После второго отлупа крайне огорченный юнец согласился и подался в команду конкурентов. Параллельно он играл за местную районную команду, которую пышно назвали «Бразилейрос» - «бразильцы». После ЧМ-58 в этой команде играли, ясное дело, Гарринча, Диди, обязательно Пеле. Так вот Пеле как раз и был Эйсебио. Ну, так они себя называли.

За «Спортинг» Эйсебио» играл на правах любителя. Собственно, они все были тогда в Мозамбике любителями, тем более несовершеннолетний Эйсебио. Директор клуба иногда подбрасывал денежку на кино, устраивал малолетним харчевание при команде, а особо одаренного хлопца из Мафалалы даже устроили на службу, где он стал зарабатывать целых 1200 эскудо в месяц. Вот тут мать поняла, что умение ее сына играть в футбол может помочь семье. Работал Эйсебио в архиве офиса автопредставительства. Проторчал он там полгода. «Конечно, я был создан не для того, чтобы похоронить себя под грудой бумаг и канцелярских папок. Я рвался на волю, мне хотелось играть в футбол, ведь я был «Пеле из команды «Бразилейрос»! И тут пришло приглашение от настоящего «Спортинга», лиссабонского, приехать на просмотр. Я решил бросить эту работу и отправиться в метрополию. Но пока я шел домой, чтобы объявить о своем решении, вся моя храбрость куда-то испарилась, я сбивчиво рассказал всё матери, а она сказала, что я уеду отсюда только с настоящим контрактом, иначе «сынок, никакого смысла нет».
Эйсебио и Лоу
ФОТО. Отнюдь не символическая передача «Золотого мяча» — из 1964 года (Денис Лоу) в год 65-й, то бишь Эйсебио
В русскоязычных статьях об Эйсебио, в том числе и в Интернете, написано, что присмотрел Эйсебио «находящийся в Лоренсу-Маркише опытный селекционер «Бенфики» Серафим Баптишта и порекомендовал его техническому директору «орлов» Фернанду Кайаду. Чтобы обеспечить себя и свою семью куском хлеба, Эйсебио покинул свою мать и восьмерых братьев и летом 1960 года приехал в Лиссабон». Именно так было написано об этом таланте «экиповцем» Жаком Корню, статья которого под названием «Его не остановит подножка» и была напечатана в «Футболе» в августе 1965 года. Ну, а дальше он приехал, встретили его с распростертыми объятиями, Гуттманн о нем заботился как отец родной, берег, готовил, выпускал постепенно и т.д.

Второй вариант появления Эйсебио в «Бенфике», также изложенный в сети, выглядит несколько иначе. Занесло, значит, летом 1960 года в Мозамбик совершавшую турне по Африке бразильскую команду «Ферровиарио». Руководил ею Карлос Бауэр, участник ЧМ-50 и 54 в составе сборной Бразилии. Возвращаясь в Бразилию через Лиссабон, он навестил в столице Португалии своего знакомого тренера Белу Гуттманна и рассказал ему, что в лоренсумаркишевском «Спортинге» бегает интересный чернокожий. «У нас в Бразилии, сами понимаете, таких полно, так что мне он не нужен. А вам может пригодиться...». Дальше идет примечательный диалог, поэтому и цитирую:

«А как его зовут, - спросил Гуттманн, - кто он такой?» «Никто, - улыбнулся в ответ Карлос. - В тамошнем «Спортинге» его кличка Никто, но в Лоренсу-Маркише парня знает, пожалуй, каждый...». Несколько недель спустя в составе «Бенфики» появился диковатый чернокожий новобранец Эйсебио да Сильва Феррейра».

Вот такой вариант, несколько, по-моему, обидный для Эйсебио.

В изложении же летописцев «Бенфики» эта история выглядит следующим образом. «Орлы» в свое время упустили отличного голеадора Мататеу. Поэтому, прознав об Эйсебио, некий Марио Тавареш Мелу договорился с его матерью, что Эйсебио перейдет в «Бенфику» за 250 000 эскудо, тем более что сам юнец хотел играть в красной футболке, а не в бело-зеленой. У нотариуса в присутствии матери несовершеннолетнего и был заверен договор, вручены 110 000.

Эйсебио хотел провести рождество дома с семьей, но пришлось лететь в Лиссабон накануне праздника. Дело в том, что «Спортинг» ждал его на просмотр как раз после Рождества.

В лиссабонском аэропорту будущее португальского футбола встречали три представителя «Бенфики» и корреспондент журнала «А Бола». Эйсебио тут же на такси отвезли в расположение «орлов» и посадили «под замок», если можно так выразиться. Ну, клетка, положим, была золотая. Первым, кого Эйсебио увидел на базе «Бенфики», был кумир его детства Марио Колуна, так что молодой был счастлив несколько дней самим фактом присутствия в клубе. Но пару дней ему даже не разрешали выходить на улицу, звонить матери, и Эйсебио затосковал...
::: «БУДЕШЬ У НАС НА ГЛАЗАХ, ТАК СПОКОЙНЕЕ...» (C) :::
В истории «Спортинга» даже есть глава «Как мы про... (...щелкали, ...играли, ...хлопали - нужное подставить или добавить от себя) Эйсебио». Хотя и любитель, но зарегистрирован он был в лоренсумаркишевском «Стортинге», и заявить его без разрешения «Бенфика» не могла. Но главное было сделано - Эйсебио находился в «Бенфике», а дальше в дело вступили юристы. Узнав о том, что парня про... (см. выше) люди из лиссабонского «Спортинга» стали подкатываться к матери Эйсебио, предлагать больше, но Элиза была непреклонна. Во-первых, сын с детства мечтал играть в «Бенфике», во-вторых, она не может нарушить слово. Да и часть денег уже потратили - приобрели домик.

Пока что филиалу «львов» удалось зарубить заявку Эйсебио за «орлов» и борьба началась. В этой мутной воде споров и тяжб во всяких комиссиях попытались выловить свою рыбку даже «портистас», но, поняв, что они в этой очереди последние, быстро успокоились и стали с интересом наблюдать, кто из их конкурентов победит.

Эйсебио тренировался с командой, играл во всех двусторонках и товарищеских матчах, Гуттманн постепенно выпускал его и объяснял особенности игры «Бенфики». «Тяжелый период для меня - когда было неясно, что со мной станется дальше. Хорошо, что рядом всегда были товарищи. Особенно меня опекал Колуна, помогал и подсказывал. Да и тренер отнесся ко мне по-отечески».

Эйсебио не оставляли ни на минуту. Его брали с собой даже в заграничные поездки на матчи КЕЧ. Повод для беспокойства был - ведь если «Бенфика» умыкнула парня из-под носа у «Спортинга», то почему бы «львам» не попытаться сделать то же самое, пока перспективы разбирательства довольно туманны! И однажды «орлы» чуть не лопухнулись.

Иларио, старый знакомый и рекомендатель Эйсебио, перебрался к тому времени в Лиссабон и играл за «бело-зеленых». Кстати, его тоже пытались заполучить в «Бенфику», но «Спортинг» опередил. Вот Иларио и пригласил как-то молодого к себе в гости на обед. Было ли так задумано, или «львы» решили воспользоваться ситуацией, неизвестно. Но из «Спортинга» на квартиру Иларио отправили «группу захвата» с целью взять Эйсебио либо в квартире, либо на выходе, отвезти в расположение «львов», ну, а там всеми правдами и неправдами склонить к выступлению за «Спортинг». Не вышло. Гнали машину слишком быстро и по дороге попали в аварию...

Люди же из лоренсумаркишевского «Спортинга» хотели выжать из ситуации максимум. Их представитель Алмейда Матеуш причитал на всех заседаниях: «Он пришел к нам голый и босый, мы его кормили и поили, и вот теперь...». В конце концов «Бенфика» предложила 400 000 отступных (за любителя!), понимая, что каждый день играет против нее, и чем на более высоком уровне будет разбирательство, тем больше шансов появится у конкурента. После предложения такой немалой суммы слезы «спортингистов» из Л-М как-то сами собой быстро высохли, и, поломавшись еще некоторое время pro forma, они дали добро.

13 мая 1961 года клуб Sport Lisboa e Benfica получил официальное уведомление, что «футболист Эйсебио Феррейра да Силва считается игроком этого клуба». Через 12 дней после объявления Эйсебио дебютировал в чемпионате в матче против «Атлетико» и забил три мяча.

Конечно, если б эпопея с переходом закончилась раньше, то скорее всего, думаю, Гуттманн дал бы возможность новичку показать себя и в матчах КЕЧ. Но выставить его сразу на финал он не рискнул. И, как выяснилось, не ошибся.

Эйсебио начал «наверстывать упущенное» сразу. Летом 1961-го «Бенфика» приняла участие в парижском турнире четырех, и в первой игре против брюссельского «Андерлехта» вместо подхватившего ангину Колуны вышел Эйсебио. Он забил свой гол, команда победила и в финале встретилась с бразильским «Сантосом». Эйсебио, сидя на скамейке, запасных во все глаза смотрел, как Пеле с товарищами разделывается с новоиспеченным обладателем КЕЧ. После первого тайма «Сантос» выигрывал 4:0! На второй тайм Гуттманн выпустил Эйсебио вместо Сантаны. Тут же, в начале второй половины, бразильцы забили пятый мяч. На 80-й минуте игры счет был уже 5:3. Все три мяча у «Бенфики» забил Эйсебио (63, 67 и 80). Бразильцы встрепенулись, забили еще раз и выиграли 6:3. Зато новичка увидел и запомнил Париж, а тренер

«Сантоса» Лула сказал Гуттманну: «Бела, у тебя появился настоящий чемпион!».

Вот тогда в «Экип» и написали - «черная жемчужина». Публика была удивлена и ошарашена. Напомню, что захватившему футбольный трон всеми признанному «королю» футбола Пеле тогда не исполнился еще и 21 год! А тут появляется еще более молодой, пусть и не сменщик, но конкурент! Теперь Эйсебио на долгие годы было обеспечено пристальное внимание прессы и любителей игры.

Дебют в сборной состоялся у Эйсебио в том же 1961 году, и ему уже прочили бомбардирскую славу Фернандо Пейротеу. Он даже забил в этой игре свой первый мяч за selessao. Но именно эта встреча вошла в историю португальского футбола как самая позорная. 8 октября португальцы проиграли отборочный матч к ЧМ-62 сборной Люксембурга со счетом 2:4. Конечно, шансы на проход были не лучшие даже в случае победы, ведь предстоял выезд в Лондон на матч с англичанами, домашнюю игру с которыми сыграли вничью 1:1. Огорченные, проиграли и на «Уэмбли» 0:2. Вообще, победным для сборной стал только седьмой матч с участием Эйсебио в конце 1962 года. 
ФОТО. Жасинто («Бенфика») обходит Меклуфи из «Сент-Этьенна». В 1/8 финала КЕЧ-67/68 «стефануа» выиграют дома 1:0, но это окажется недостаточно в свете гостевого поражения 0:2
::: «ЕВРЕЙСКИЙ ПАПА МОЗАМБИКСКОГО ПАРНЯ» :::
В сезоне-1961/62 «орлы» проиграли чемпионство за несколько туров до конца чемпионата. Они проиграли даже второе место. Им пришлось сражаться на нескольких фронтах, и чем-то надо было пожертвовать. И конечно, как теперь принято говорить, «некоторые долго отмечали победу» в КЕЧ. Гуттманн довольно быстро привел команду в порядок, но уже в сентябре был проигран Межконтинентальный Кубок. В начале месяца была одержана победа дома над «Пеньяролем» из Монтевидео, затем последовал перелет за океан и сокрушительное поражение на «Сентенарио» 0:5. Поскольку важно было то, что каждая из команд победила по разу, игрался третий матч. Там же, в столице Уругвая, через день после поражения. И только в этой игре Гуттманн наконец-то выставил Эйсебио, впервые в официальном международном матче. Тот свой мяч забил, но «Бенфика» проиграла 1:2.

Осенняя часть чемпионата и старт в КЕЧ шли довольно натужно. В лиге проиграли каким-то левым командам из низа таблицы, хорошо еще, что в первом круге КЕЧ «орлы» как обладатели приза были освобождены от игры и вступили в соревнование сразу со второго круга. Соперником оказалась венская «Аустрия». Со времени битвы на «Пратере» прошло чуть более полугода, и «бенфикиста» ехали в столицу Австрии с одной только мыслью: «Не дай бог повторится весенняя история с буйством зрителей, скандалом и т.д.», в общем, мечтали отыграть без травм и поскорее свалить. Матч прошел без эксцессов, закончился вничью 1:1, а дома лиссабонцы уже отыгрались за все страхи - 5:1.

Неожиданным стало поражение в первом матче четвертьфинала от германского «Нюрнберга» со счетом 1:3, хотя к игре готовились основательно. Помощник тренера Жозе Вальдивьесо даже съездил в Нюрнберг посмотреть соперника. Тогда такие «шпионские» штучки только начали практиковать. Матч начали бодро, Кавем открыл счет уже на 9-й минуте, а потом «Бенфика» пропустила трижды. Гуттманн даже не оправдывался: «Да всё в порядке, ну, не привыкли мои ребята играть по снегу. Половина игроков вообще этот снег в жизни не видела, только в кино или на картинке. Поэтому и Эйсебио не играл. Дома мы их порвем». И порвали - 6:0!

Главными забивалами в матчах против австрийцев и в первой игре против немцев были проверенные люди - Агуаш и Аугушту. Эйсебио отметился только раз в домашней игре против «Аустрии», а вот в домашней игре против «Нюрнберга» 23 февраля он уже забил дважды. Злые языки, метавшие после «Аустрии» критические стрелы в адрес нового разрекламированного приобретения, мол, «из-за этого бестолкового надо было копья ломать, большие деньги выбрасывать, с серьезными людьми ссориться», приутихли.

Тренер внимания на критику не обращал и упорно продолжал ставить Эйсебио в состав. Причем он выпускал его формально то на позицию правого инсайда, то левого, приучая все-таки к тактической дисциплине, но позволяя в то же время творить на поле, не сковывая жесткими рамками. «Принципы нашей игры он уже усвоил, а лучшее решение в конкретной ситуации он принимает интуитивно. Скоро он освоится окончательно. Я сказал». Чего-чего, а уверенности Беле Гуттманну было не занимать.
ФОТО. Гол бразильского форварда «Интера» Жаира, решивший исход финала КЕЧ-65. Сейчас кипер «Бенфики» пустит после несильного удара в падении откровенную пенку — мяч пройдет у него между ног
...После бернской победы Бела потребовал изменений в своем контракте, разумеется, в сторону увеличения. Он захотел получать 500 000 в год, 250 000 за звание чемпиона страны, 100 000 за Кубок Португалии. Повторное завоевание КЕЧ должно было принести ему по договоренности с руководством «Бенфики» еще 500 000 эскудо. Игрокам - по 40 000. Гуттманн любил повторять: «Я самый дорогой тренер в мире? Возможно. Но я даю результат». Недаром в «Порту», который он сразу после прихода сделал чемпионом в сезоне-1958/59, его называли «волшебником» и «фокусником» и слезно просили остаться (в следующий раз «Порту» выиграл лигу только через 19 лет).

Цену деньгам Гуттманн знал. Рассказывают про него такую байку. В середине двадцатых, а именно в 1926-м, бывший игрок сборной Венгрии и будапештского МТК, а также еврейского клуба «Хакоа» из Вены, с которым он стал чемпионом Австрии в 1925 году, Бела Гуттманн решил податься в Америку. В Штатах он продолжал играть в футбол, а на жизнь зарабатывал, подрабатывая учителем танцев. Кое-какие деньги он скопил и стал играть на курсах акций. Во время краха нью-йоркской фондовой биржи, положившего начало знаменитой «Великой депрессии», он потерял всё накопленное, а это уже было ни много, ни мало 60 тысяч полновесных американских долларов. «Я остался тогда в чем был и с теми же копейками, с которыми приехал в США. Знакомые при встрече сочувственно улыбались и называли меня бедным (во всех смыслах этого слова) глупцом». Вскоре Гуттманн вернулся в Европу, стал футбольным тренером и снова принялся колесить по миру...

Вот это уверенность тренера и помогла молодому Эйсебио. Вообще, Эйсебио считал себя во многом обязанным Гуттманну. «Если б не он, то неизвестно, как сложилась бы моя судьба. Он возился со мной, он доверял мне, он внушал мне, что я добьюсь в футболе всего. Он действительно был волшебник...». В том, что Гуттманн «волшебник», и Эйсебио, и весь клуб «Бенфика» убедились довольно скоро и убеждаются до сих пор, но об этом чуть далее.

В полуфинале КЕЧ «орлам» достался лондонский «Тоттенхэм». После домашней победы 3:1 в яростной схватке на «Уайт Харт Лейн» «орлы» уступили 1:2 команде Бланчфлауэра и Гривза. В Лондоне по отзывам «бенфикиста» всё было против них - и какие-то неправильные кровати в гостинице, из-за которых игроки не смогли нормально выспаться, и, главное, поле - мокрое, залитое дождем, пропитанное, казалось, водой на несколько метров в глубину, что нивелировало сразу же превосходство португальцев в технике. Так что было лиссабонцам чем гордиться! И снова «Бенфика» вышла в финал. Теперь вместо прошлогодней «Барселоны» ее ожидала другая испанская команда - великий мадридский «Реал». 
::: «И КТО ЗДЕСЬ МАРИКОН?!» :::
В родной лиге «Бенфика», если можно так выразиться, «поспособствовала» чемпионству «львов». Перед последним туром лидировали «Спортинг» и «Порту», набравшие по 41 очку. У «орлов» было 36, и особо выкладываться и калечиться в дерби перед финалом КЕЧ резону не было. «Порту» свою последнюю игру и вовсе слил, а «Бенфика» позволила соседям выиграть 3:1. Ликовал наставник «Спортинга» Фернанду Мендеш: «И португальские тренеры могут побеждать в чемпионате!», ликовали и ревели от счастья «львы», «бенфикиста» после матча подчеркнуто аплодировали «Спортингу», обнимались с ними и, невиданное дело, четверо «орлов», Агуаш, Кавем, Эйсебио и Аугушту, были допущены с поздравлениями в раздевалку соперника, где даже выпили с ними по бокалу шампанского. То есть, как писал сатирик, «царило взаимопонимание и полная джамахерия...».

Считается, что если бы сборная Португалии приняла участие в ЧМ в Чили, то «Золотой мяч» от «Франс футбола» за 1962 год получил бы Эйсебио да Сильва Феррейра. Действительно, по результатам голосования европейских спортивных изданий он занял второе место после капитана сборной Чехословакии, финалиста ЧМ, Йозефа Масопуста, проиграв ему 12 очков и опередив на 20 третьего «призера» немца Карла-Хайнца Шнеллингера.

Признание Эйсебио и окончательное утверждение в качестве главной надежды европейского футбола принес финальный матч КЕЧ, состоявшийся в Роттердаме 2 мая.

И тут уже готовились проверенно, соблюдая приметы (Кавем снова отпустил бороду) и, главное, выполняя приказы Гуттманна.

О методах Белы Гуттманна ходили разные разговоры. Тренировки, занятия по тактике и прочие «неинтересные» вещи пусть обсуждают специалисты. Газеты же, особенно нефутбольные, рассуждали на гораздо более интригующие темы: «Говорят, что Гуттманн запрещает игрокам заниматься сексом перед важными играми...», «Точно, он дней за десять до такой встречи их просто на цепь сажает, а они люди южные...». «Еще говорят, он их допингом пичкает каким-то, иначе разве бы они у «Барселоны» выиграли, вон ведь как носились...»

Агуаш: «Да, секс был запрещен перед финалом в Берне. Тренер говорил, что нечего энергию разбазаривать. У него даже выражение было такое: «Putanas nao, putanas nunca». Это правда. Допинг? Ну, что за бред! Ребята мы молодые здоровые. Я перед финалом 11 ночей без жены обходился. Ну, сны всякие. Я к нашему доктору Соуза Пиньо и обратился - так, мол, и так, не об игре думаю. Поговорили, так он мне немного коньяку в кофе налил, пей, говорит, лучше спать будешь. Вот и весь допинг. Я готов руку на отсечение дать, что никаких «пилюль Гуттманна» не существовало. Мы чисты, как снег в горах. А проигравшие всегда будут подобную чепуху рассказывать...».

Перед игрой тренер дал индивидуальные задания. Кавему поручался ди Стефано, Жоао должен был держать Хенто и т.д. Не повезло Жермано. Ему достался Пушкаш. Ференц Пушкаш, 35-летний «галопирующий майор», уже в первом тайме забил в ворота Кошты Перейры три мяча. Мигель Муньос, тренер испанцев, понимая, что лидеры его команды возрастные, сделал ставку на быстрые голы. Эту задачу и выполнил Пушкаш. Но при 2:0 достаточно быстро Агуаш и Кавем сумели счет сравнять. Третий мяч великого венгра означал, что на перерыв команды идут при счете 3:2 в пользу «Реала», то есть с перевесом всего в один мяч.

Аугушту: «Мы не верили своим глазам и ушам. Гуттманн в перерыве улыбался, хвалил нас и говорил, что игра сделана. Несчастный Жермано не знал, куда деваться, а тренер приговаривал: «Порядок, ребята, всё идет по плану, теперь им хана». Он был классный психолог, всегда умел представить ситуацию с выгодной для нас стороны. Мы на второй тайм уже выходили уверенные, что стоит чуть поднажать и мы их обыграем».

А в раздевалке «Реала», рассказывают, сидел измотанный Пушкаш и повторял: «Я больше не могу».

Через пять минут после начала второго тайма Колуна красивым ударом счет сравнял. А затем пришел черед Эйсебио. Он и так загонял защиту «Реала» своими финтами, проходами и передачами, но пора было забивать. На 64-й минуте голландский судья Лео Хорн назначил бесспорный пенальти в ворота мадридцев. (Подробности этого поединка вы можете отыскать в материале «Футбола» по этой игре в рубрике «Великие матчи».) Эйсебио взял мяч и пошел устанавливать его на 11-метровую отметку. Злющий и задерганный молодым португальцем защитник «Реала», будущий тренер сборной Испании, Хосе Сантамария, устало поднимаясь с земли, бросил в его сторону по-испански: «Maricon!»*

* - испанское презрительное выражение, означающее что-то среднее между «лицом нетрадиционной сексуальной ориентации» и просто «женоподобным». Попросту говоря, «педрила».

Заинтересовавшийся незнакомым словом Эйсебио спросил у авторитетного Колуны: «Что это значит?». «Ты, пацан, не отвлекайся на всякие ругательства! Забьешь пеналь, подойдешь к нему и скажешь, что он cabron». «А это что означает?». «Это поиспански козел. Давай, колоти».

Вратарь «Реала» Аракистайн бросился в левый угол, а мяч, аккуратно пущенный нападающим, влетел в правый. Через пять минут со штрафного, назначенного за снос Эйсебио, сам пострадавший в пятый раз заставил мадридцев начать с центра.

Мучения «Реала» продолжались еще двадцать минут. На поле была только «Бенфика» во главе со своим 19-летним солистом. После игры восторженная публика на руках вынесла Эйсебио с поля.

Английская «Дейли Мэйл», оценивая игру и сочувствуя проигравшим, написала: «Мы присутствовали при рождении новой звезды. И символично, что после встречи Пушкаш снял свою футболку и подарил ее Эйсебио...»

Была, правда, во всей этой огромной бочке меда и капля дегтя. В подтрибунных коридорах неизвестно как оказавшаяся там толпа болельщиков сбила с ног защитника «Бенфики» Анжело, португалец крайне неудачно упал, ударился головой и потерял сознание. Неизвестно, чем бы всё кончилось, если б инцидент не заметил полицейский. Вместе с напарником они втащили Анжело в раздевалку, где им и занялся медик команды.
Президент Бенфики №24

24
Adolfo Vieira de Brito
(1964/1967-1968)

::: «КАК ВЛОЖИТЬ И ВЫЛОЖИТЬ ДЕНЬГИ» :::
Руководство «Бенфики» со страхом ожидало следующих запросов Белы Гуттманна, понимая, что тренер вправе выдвигать новые финансовые требования. Гуттманн покидать команду вроде бы не собирался, но после торжественного приема в правительстве, когда премьер Салазар наградил почетными знаками 14 игроков «Бенфики», бросил президенту «загадочную» фразу: «Да, трудно теперь будет тренировать 14 comendattori, да и третий год для тренера чаще всего провальный». В клубе, решив, что Бела собирается уйти в разгаре славы, подписали тут же Фернандо Риеру, тренера хозяев ЧМ-62, сборной Чили, с условием, что он примет команду сразу после чемпионата, то есть с 1 июля.

Возможно, Гуттманн действительно собирался в другой клуб, предложений у него было множество. Но действия нового руководства «Бенфики» (в марте 1962-го вместо Маурисио Виейра де Бриту, приглашавшего в свое время Гуттманна в команду, президентом стал Фезас Витал) он счел для себя оскорбительными, объявил об уходе и в прощальном интервью среди прочего произнес: «Отныне в течение 100 лет не видать «Бенфике» победы в КЕЧ! Без меня...» Слова эти всерьез не приняли - «чего, мол, не скажешь в сердцах, от обиды».

А то, что Бела действительно прикипел душой к созданной им команде, проявилось сразу же.

Люди из «Спортинга» прибежали к нему чуть ли не через час после сообщения об отставке, предлагали неслыханные блага - 2 миллиона в год, дом в центре Лиссабона, бесплатное авто с обслуживанием за счет клуба и прочие привилегии помельче. Гуттманн отказал: «Да вы что, ребята? Как же я смогу через пару месяцев вывести «Спортинг» на матч против «орлов»?! Моих «орлов»! Нет!»

Он решил уехать подальше, принял гораздо менее выгодное предложение уругвайского «Пеньяроля» и покинул Португалию. Футбольная общественность сошлась во мнении: «А старик-то сентиментален оказался». И непонятно, чего было в этом суждении больше, восхищения или порицания.

Первый свой международный трофей с «Бенфикой» Риера проиграл «Сантосу», причем безоговорочно. После выездных 2:3 последовали домашние 2:5, причем Пеле во втором матче сам отличился трижды, а два других мяча были забиты с его передач. «Да, конечно, мы совершили множество ошибок в обороне, хотя против Пеле кто ж не ошибется!» - говорил после матча Фернандо Риера.

То, что было названо «проклятием Белы Гуттманна», сработало, как часы, через год. «Бенфика» прошла португальскую лигу, финишировав с шестиочковым отрывом от ставшего вторым «Порту». «Орлы» проиграли в чемпионате лишь раз и сделали всего две ничьи. В третий раз подряд они вышли в финал КЕЧ, убрав на пути к нему шведский «Норчепинг» (1:1 и 5:1 - четыре мяча Эйсебио в двух играх), пражскую «Дуклу» (2:1 и 0:0) и роттердамский «Фейеноорд» (0:0 и 3:1). Самым сложным оказался четвертьфинал против чехов. «Дукла» тех лет была уважаемой в Европе командой, в которой играли лидеры сборной Чехословакии Масопуст, Плускал, Поплухар. В первой игре лиссабонцы сумели забить всего дважды (оба раза Колуна), а в Праге еле отскочили. Минимум пять, как принято говорить, «убойных» моментов не использовали Кучера, Адамец и Брумовски. Первую же свою настоящую атаку «Бенфика» сумела организовать лишь по истечении получаса игры. Риера изменил стиль команды. Она стала лучше играть в защите, но атака, несмотря на наличие Эйсебио и Агуаша, стала послабее.

Так или иначе, но «орлы» вышли в финал, где встретились с «Миланом» Нерео Рокко. Этот матч довольно подробно описан во втором выпуске ВК по «Милану». Напомню только, что в матче на «Уэмбли» примерно с середины первого тайма против Эйсебио плотно стал играть Трапаттони и после встречи, проигранной 1:2, португальцы жаловались на очень жесткую, а порой грубую игру итальянцев.

«Бенфика» стала менять тренеров ежегодно. Риеру, раскритикованного за осторожную, несвойственную команде игру, следствием которой считали поражение от «Милана», сменил в августе 1963-го Лайош Цейцлер. Он проработал год, и «красных» принял Элек Шварц. «Орлы» выигрывали чемпионат Португалии, стартовали в КЕЧ уже как чемпионы страны, а не обладатели Кубка, но в розыгрыше-1963/64 были во втором круге разгромлены дортмундской «Боруссией» (2:1 и 0:5).

На рождество 1964-го в Лиссабон приехал Гуттманн - провести несколько дней в городе, с которым у него были связаны приятные и неприятные воспоминания. Журналистам он говорил: «Те, кто считает меня слишком дорогим тренером, могут сравнить мои заработки в «Бенфике» с заработками Цейцлера. Посмотрите, за свою первую победу в чемпионате я получил 150 000, а Цейцлер - уже 250 000. Кроме того, какие суммы получил клуб за две победы в КЕЧ? То-то. У меня и такие игроки, как Жоао, Нето, Сера, вышли на европейский уровень. А ведь они клубу стоили копейки. А сейчас? Прикупили Серафима, устроили самый дорогой трансфер за всю истории лиги, и что? Имеющихся людей уметь надо использовать. Ну как можно вылететь от немцев, имея в составе Эйсебио, Торреша, Аугушту, Симоэша! Вот я и спрашиваю, кто обошелся клубу дорого, а кто дешево?» В матчах с «Боруссией», правда, в нападении играли новые приобретения Серафим и Яука. Торреша и Эйсебио не было.  :::
::: «КОЛДУН, ОТДАЙ ДУШУ «БЕНФИКИ»!» :::
1965-й стал годом Эйсебио. Португалия наконец-то вышла в финальную часть ЧМ, и решающие мячи оказались на счету «черной жемчужины». В двух выездных матчах, выигранных по 1:0 у Турции и Румынии, отличился Эйсебио. Всего за отбор к ЧМ-66 он забил 7 из 11-ти голов сборной Португалии. И в КЕЧ Эйсебио блистал. В одной восьмой финала сезона-1964/65 в игре против швейцарского «Шо-де-Фона» он сотворил гол, который считает одним из лучших в своей карьере. В интервью, данном корреспонденту «А Болы» и перепечатанном накануне ЧЕ-2004 во многих спортивных изданиях, 60-летний Эйсебио вспоминал: «Я получил пас от Симоэша, обыграл троих соперников, перебросил четвертого и пробил, не дав мячу опуститься. Повернулся - слышу, сзади их вратарь кричит: «Эйсебио, Эйсебио!» Я думал, догонит и ударит, но оказалось, он просто хотел меня поздравить. Парень был потрясен: он только руки поднял, чтобы отразить мяч, а тот уже был в сетке у него за спиной!». Вспоминал он в этом интервью и мяч, забитый им в полуфинале того же розыгрыша в игре против «Реала», когда мадридцы были биты «Бенфикой» со счетом 5:1: «Я пробежал с мячом метров сорок, обыграл шестерых и забил».

Говорят, что после той полуфинальной игры Эйсебио подбежал к журналистам и спросил: «Ну, теперь вы дадите мне «Золотой мяч»? Я ведь не хуже Лоу или Суареса!» И он действительно получил «Золотой мяч» 1965-го года, опередив на восемь баллов Джачинто Факкетти, знаменитого защитника миланского «Интера».

Того самого «Интера», которому «Бенфика» проиграла финал КЕЧ-65. Тут можно говорить о невезении. Матч игрался в Милане на «Сан-Сиро» и никакие доводы о том, что это домашнее поле «Интера», на УЕФА не действовали. Ливень, прошедший за пару часов до матча, залил водой и так не самое лучшее в мире поле. Хозяева атаковали больше и за три минуты до конца первого тайма открыли счет. Это Жаир после передачи Корсо прокинул мяч между ног Кошта Перейры. Во втором тайме вратарь португальцев получил тяжелую травму, ударившись о штангу, и с 57-й минуты в ворота встал Жермано. «Бенфика», как это иногда бывает, вдесятером заиграла сильнее, но поле и лучшая в мире защита не позволили забить ни Эйсебио, ни Торрешу. Колуна и Эйсебио доигрывали матч с повреждениями под новокаиновой блокадой. «Интеристи» проводили проигравших с поля аплодисментами, а лучшим игроком матча признали Жермано, который так и не пропустил. Элек Шварц философствовал после игры: «При таких обстоятельствах сравнять счет, а тем более выиграть было невозможно. Но мои ребята молодцы!»

Президент «Бенфики» выплатил игрокам премию, как за победу - по 40 000 на брата. Правда, миланцы в пересчете на эскудо получили по 235 000.

Пресса, сокрушаясь, патетически восклицала: «В этот день всё было против нас, даже небо!». И тогда вспомнили о «проклятии Белы Гуттманна»...

66-летнего тренера снова пригласили в «Бенфику», выплатив единоразово 400 000, положив зарплату в 15 000 в месяц и пообещав еще 400 000 за КЕЧ, 250 000 за победу в лиге и даже 1% отчислений со всех проданных на матчи «Бенфики» билетов.

Но в этот раз волшебник не помог. Команда начала сезон, потеряв несколько важных очков уже осенью, сыграв вничью в Коимбре и проиграв «Спортингу» 2:4. В результате «орлы» отдали титул «Спортингу», отстав на одно очко. В КЕЧ «Бенфика» вышла в четвертьфинал, где жребий свел ее с «Манчестер Юнайтед». В Манчестере «орлы» проиграли 2:3, причем, по словам игрока англичан Коннелли, «мы могли забить еще штук десять». У Гуттманна в Лондоне до игры случился сердечный приступ, да и в команде что-то было не то. Сантана чуть не подрался с помощником тренера Фернанду Кайяду, новичок Серафим тоже начал качать права, а итальянцы предложили огромные деньги за Эйсебио.

Через две недели «Бенфика» проиграла «МЮ» на своем поле 1:5. Руководство потребовало отстранения Гуттманна, и в конце сезона огорченный Бела покинул Лиссабон и уехал в Вену. Он смотрел по ТВ ЧМ из Англии, ЧМ, на котором сверкал и блистал Эйсебио во главе прекрасной сборной Португалии, большую часть основы которой составляли «бенфикистас».

...Самое яркое воспоминание о том чемпионате, кроме, конечно же, мяча, забитого/незабитого Херстом в финале в ворота сборной ФРГ, это плачущий после полуфинала против хозяев Эйсебио. Уж он-то сделал в Англии всё, что мог...

В упоминаемом выше интервью Эйсебио на вопрос о лучших тренерах в его жизни ответил: «Лучший из всех - Бела Гуттманн. Именно он в нужный момент дал мне толчок. Он в меня верил и он знал о футболе всё. Помню, как на первых тренировках, в декабре, я мучился от холода, надевал по два-три спортивных костюма (они у нас были серого цвета, и выглядели мы, как каторжники). Гуттманн заметил, как быстро я бегаю, как обращаюсь с мячом, как выхожу на передачи против игроков вроде Анжело, Кружа, Сарайвы, Артура, Жермано, и сказал президенту Кастро Силве, чтобы тот поскорее оформил на меня все документы. Потом он часто говорил своему помощнику Фернанду Кайаду: «Этот парень - золото, чистое золото». И я всегда ценил его советы».

И чтобы закончить тему «Эйсебио и Гуттманн», приведу еще одну просто замечательную историю.

...В 1990 году «Бенфика» в седьмой раз вышла в финал КЕЧ. За два года до этого она проиграла по пенальти эйндховенскому ПСВ, а теперь предстояла встреча с «Миланом». В Вене. Эйсебио, работавший в это время в клубной системе, прилетел с командой в столицу Австрии и после размещения в гостинице сразу бросился на... кладбище.

Посетители еврейского кладбища Вены могли наблюдать в то утро удивительную картину. У могилы умершего в 1981 году Белы Гуттманна стоял со слезами на глазах уже немолодой негр и что-то шептал. «Я молился. Я просил у души моего любимого тренера и у сурового еврейского бога снять с нашей команды проклятие...». Но, видимо, душа Белы была далеко и просьбу не услышала, а бог решил, наверное, не вмешиваться в эту историю. Свой, на данный момент последний, финал «Бенфика» «Милану» проиграла... 
Бенфика
::: «ЭЛЕКТРИК» :::
Эйсебио от перехода в серию «А» спас запрет на иностранцев, принятый в Италии. Сам игрок не очень-то стремился переезжать с Иберийского полуострова на Апеннинский.

А 5 декабря того же 1966-го в клубе произошла трагедия. Погиб 26-летний полузащитник Фернандо Лусиану. Могли погибнуть еще семеро, но их и себя в том числе спас другой футболист - Жайме Граса.

После тренировки игроки направились в клубный бассейн. Руководство, заботясь о лучшем восстановлении футболистов, приобрело диковинный аппарат под названием «Джакузи» для подводного гидромассажа. Как раз в этот день его и установили. Что-то в нем сработало не так или не сработало, но в воду пошел разряд. Трое игроков - Лусиано, Пайш и да Силва, уже находившиеся в воде, получили удар и потеряли сознание. Остальные - Эйсебио, Кавем, Сантана, Камолас и Граса - только входили в воду. Граса, электрик по профессии, моментально всё понял, рванулся к рубильнику и выключил технику. Прибывшие по срочному вызову врачи привели в чувство да Силву и Пайша, Лусиано же спасти не удалось...

Начало заката великой «Бенфики» на европейской арене можно датировать 1968 годом. В сезоне-1967/68 «орлы» в пятый раз в 60-е годы вышли в финал КЕЧ - рекорд десятилетия. Дважды победив в полуфинале «Ювентус» (2:0 и 1:0), «красные» получили путевку в Лондон на матч против «Манчестер Юнайтед».

Эту игру я недавно пересматривал. Смотрится она здорово. По игре англичане выглядели солиднее. Они создали больше острых моментов, и вратарь «Бенфики» Энрике, сменивший в рамке Кошта Перейру, вертелся весь матч. Но при счете 1:1 (Бобби Чарльтон и Жайме Граса) Эйсебио, проведший очень хорошую игру, мог стать ее героем. Освободившись от защитника, он примерно с линии штрафной нанес страшной силы удар. Вратарь МЮ Степни не отбил, а в броске взял мяч намертво. Следующий эпизод можно увидеть только на записях старых игр. Восхищенный действиями вратаря Эйсебио подбежал к нему, похлопал по плечу и пожал руку...

В дополнительное время англичане додавили соперника. В течение шести минут Бест, Кидд и Бобби Чарльтон забили три мяча.

Следующего финала КЕЧ «орлам» предстояло ждать еще 20 лет.
::: «ТРЕНИРОВКА И ТОРГОВЛЯ С ЭЙСЕБИО» :::
Этот финал на «Уэмбли» «орлы» проводили под руководством Отто Глории. Бразилец вернулся в апреле 1968-го. Он как раз отдыхал после отставки из мадридского «Атлетико». Пригласили его, потому что в чемпионате «Бенфика» отставала от «Спортинга», а в КЕЧ жребий после победы над «Вашашем» подбросил в полуфинале туринский «Ювентус».

Глория выслушал предложение от «красных» - 50 тысяч подъёмных и 20 тысяч в месяц -и поступил, как в анекдоте: «Сначала вы называете свою цену, потом я свою, мы вместе смеемся, а затем договариваемся». Он запросил 350 штук за приход в команду, согласился на ежемесячные двадцать, потребовал «всего» по 100 000 за чемпионство и Кубок (все-таки предыдущий тренер передавал команду на ходу) и 300 000 за КЕЧ. При этом он соглашался до конца апреля проработать двадцать дней бесплатно. Эти бесплатные недели руководство клуба просто умилили, и оно согласилось.

Глория завершал сезон триумфально. Он привел команду к чемпионству - помогли сетубальцы, победившие «Спортинг», а «Бенфика» финишировала по чемпионскому графику и в результате оторвалась от «львов» на 4 очка. Игроки за победу в лиге получали по 30 000, а тренер от себя решил прибавить и разделил половину своей награды между футболистами.

Ну, а в КЕЧ команда вышла в финал, где и встретилась с «МЮ». Результат вы знаете. Тогда игроки «Бенфики» горько шутили: «Лучше бы Граса не сравнивал счет за 11 минут до конца. Проиграли бы 0:1, и не было б позора дополнительного времени!»

После финала КЕЧ был проигран и полуфинал Кубка Португалии. 9 июня «орлы» были разгромлены на выезде в Порту 0:3 и выбыли из турнира.

Эти поражения не помешали, однако, Глории перезаключить контракт на гораздо более выгодных условиях, ведь он мог выбирать. Итальянский клуб «Наполи» подкатился к удачливому наставнику, команду которого «Франс футбол», несмотря на поражение от «МЮ», назвал лучшей командой года. Итальянцы вышли с очень привлекательными условиями, но Отто предпочел остаться в Лиссабоне, выторговав у «Бенфики» приличное повышение зарплаты.

В Порту «орлы» проигрывали без Эйсебио. Именно в этот день ему сделали операцию на колене. Полтора футбольных тайма продолжалась операция, и Азеведу Гомеш, ведущий хирург лиссабонской «Клиники Святого Луки», говорил позже: «Я не хочу вдаваться в медицинские подробности, но я не понимаю, как он играет с таким коленом?!»

А играл он по-прежнему здорово. Летом 1968-го Эйсебио было только 26 лет, но его вклад в командные успехи «Бенфики» и сборной Португалии уже тогда было невозможно переоценить. Он до сих пор единственный представитель португальской лиги, получавший «Золотой мяч» (другой португалец, Луиш Фигу, получил этот приз, выступая в испанской Примере). И он оказался первым игроком, который был награжден «Золотой бутсой» лучшего бомбардира европейских первенств. Тогда, в 1968 году, Эйсебио забил в чемпионате страны 42 мяча. В своей стране он в пятый раз подряд стал лучшим бомбардиром.

Травм у него всегда было предостаточно. Однажды, после очередной операции, он даже совершил паломничество под Лейрию, в Фатиму, где на месте явления пресвятой девы Марии в 1917 году выстроили храм. В Фатиму Эйсебио отправился после четвертой операции. Всего же он перенес шесть серьезных хирургических вмешательств на обеих ногах и заканчивал играть с вырезанными менисками. Часто он играл с незалеченными до конца травмами. Во время всяких турне и показательных турниров организаторами отдельно оговаривалось участие «Черной пантеры». Так же, как и в случае с Пеле, это приносило дополнительные доходы и импресарио, и лиссабонскому клубу. Ко всему, Эйсебио просто очень любил играть в футбол и с удовольствием и интересом откликался на разные предложения сыграть даже за постороннюю команду, если у него выдавалось свободное время. Например, в межсезонье 1971 года, в июле, его пригласили в Швецию. Команды Гетеборга и Мальме должны были сыграть товарищеские матчи против олимпийской сборной СССР и попросили Эйсебио поучаствовать в этих играх на стороне хозяев. Великий гость приехал за два дня до первой игры, поселился в той же гостинице, где жила уже сборная Союза и, когда тренер советских олимпийцев Александр Пономарев предложил ему потренироваться вместе с командой, охотно согласился.

Пономарев: «Он полтора часа занимался с нами по нашему плану. Трудился не за страх, а за совесть, выполнил всю программу и своим усердием мог служить примером даже самым трудолюбивым... Всем нам пришлась по душе его скромность. Допустив ошибку, он виновато смотрит на партнера, а потом стремглав бежит за мячом - торопится, чтоб из-за него не случился простой. Если же ошибется партнер, он сделает все, чтоб эту ошибку исправить - достать трудный мяч, вернуть его, словом, сделать так, чтобы ошибка никому не помешала и ничего не испортила... В двух играх с участием Эйсебио мы пропустили три мяча. Два забил он сам, а третий - с его передачи».

Тут нечего добавить. Эти черты футболиста Эйсебио подчеркивают все рассказывающие о нем - он очень любил играть в футбол и всегда играл на команду. «Звездняком» он не страдал. Просто ему «в футболе бог дал больше, а другим меньше». Это ж не повод, чтоб кичиться своим мастерством перед другими, не так ли? Но цену себе и своему умению Эйсебио знал. Он был самым высокооплачиваемым игроком португальской лиги, сразу получил около 3 миллионов эскудо в год. Да, для Португалии начала 60-х очень много. Но итальянцы предложили ему 16 миллионов! В клубе это предложение даже обсуждать не пожелали, а Гуттманн сказал: «Рано еще...», и Эйсебио остался. Но те же деньги плюс небольшой процент от сборов он получал очень долго и впервые заговорил о том, что «прибавить бы надо» только в 1969-м. «Я не хочу сравнивать себя с Пеле. Он лучший в мире, и «Сантос» его ценит. Но клуб, потративший на приобретение Яуки, Серафима или Жайме Грасы больше, чем на меня, мог бы согласиться на мои не такие уж большие запросы». Говоря о Пеле, Эйсебио имел в виду процент от международных матчей с его участием. В результате Эйсебио добился повышения денежного содержания до 4 миллионов в год.  :::
Президент Бенфики №25

25
Dr. António Catarino Duarte
(1965)

::: «ЖЕЛЕЗНЫЙ АНГЛИЧАНИН» :::
Второе пришествие Глории оказалось гораздо короче первого. В 1969 году «Бенфика» сделала дубль, опередив в лиге «львов», а в финале кубка победив команду «Академика» из Коимбры в дополнительное время (2:1). Чем был примечателен этот финал, я расскажу немного ниже. Зато европейских успехов не было, и это смело можно было сваливать на нефарт. Дважды подряд, в розыгрышах КЕЧ «орлы» вылетали уже во втором круге соревнований. В первый раз - проиграв дополнительный матч амстердамскому «Аяксу» (3:1, 1:3, 0:3), а на следующий год «Селтик» из Глазго прошел лиссабонцев только с помощью жребия (0:3, 3:0).

Когда выяснилось, что в лиге-1969/70 команда всё больше отстает от «Спортинга», 11 февраля Отто Глория был сенсационно отправлен в отставку вместе со своим помощником Фернандо Кабритой. До конца сезона «красными» руководил Жозе Аугушту.

Летом в команде появился новый наставник, англичанин Джимми Хэген, очень примечательная личность, человек, о котором нельзя не рассказать подробнее. И да простят меня поклонники английского футбола, если я скажу что-то, по их мнению, неправильное, и поправят, если ошибусь.

Джимми Хэген был футболистом из настоящих английских профессионалов, которые действительно «играли в любую погоду» и покидали поле из-за травм только на носилках или ползком. Футболистом он был потомственным, его отец играл за «Ньюкасл».

В 1938-м молодой Джимми впервые вышел в составе «Шеффилд Юнайтед» и был верен своему клубу в течение 20-ти лет. После первого сезона в Шеффилде наступил перерыв - Хэген был призван в армию, воевал и закончил войну в апреле 1945-го. 15 апреля рота капитана Хэгена в составе танкового полка первой вошла на территорию концлагеря Берген-Бельзен неподалеку от Ганновера. «Я не пожелаю никому увидеть то, что я там увидел. А пережить...»
Президент Бенфики №26

26
José Ferreira Queimado
(1966 / 1977-1980)

После демобилизации Хэген вернулся в Шеффилд. Он продолжал числиться в списках клуба, просто в графе «зарплата» за эти шесть лет стоял прочерк.

Играл он, видимо, неплохо, раз его пригласили в сборную Англии. Он впервые приехал в Лиссабон в мае 1947-го, но в знаменитом «избиении младенцев» (англичане выиграли 10:0) участия не принимал, сидел в запасе. Позже Хэген дипломатично рассказывал португальским журналистам: «Ваша столица очаровала меня сразу - солнце, море как на картинке и дружелюбные приветливые люди. И никаких следов войны...». Португальская охранка ПИДЕ, кстати, после того оглушительного поражения открыла дела на игроков своей сборной, которым пообещали, но не выдали по 100 эскудо за участие в игре, и те в полном составе проигнорировали послематчевый прием с участием высокого начальства. Ну, как открыли, так и закрыли...

Хэген-игрок отклонил в 1951-м предложение о переходе в одну из команд намного круче. Не настаивал и клуб, хотя сумма, предложенная за смену клуба, была из самых высоких по тем временам - 34 500 фунтов. «Мне уже 33, поздно идти на новое место. Я останусь в Шеффилде». И Хэген еще семь лет играл за местный «Юнайтед», а потом стал тренером. Начал он с «Питерсборо», затем перешел в «ВБА», с которым выиграл Кубок лиги в 1966-м, а уже оттуда был приглашен в Лиссабон.

Вот этот человек со славным футбольным прошлым и железным характером взялся за дело сразу. Правильно, он начал с наведения порядка. Тренировочный процесс он тоже изменил. К обычным, слегка видоизмененным тренировкам с мячом добавились занятия бегом. Игроки, непривыкшие к длительным кроссам, стонали и втихаря поругивали англичанина. Но команда стала бежать лучше, не «садиться» в конце матча, а главное, показала просто выдающийся результат. Три года подряд подопечные Хэгена становились чемпионами страны, причем со всё более впечатляющим набором очков: 1970/71 - отрыв от второго места («Спортинг») три очка. 1971/72 - отрыв от второго места («Витория» Сетубал) десять очков. 1972/73 - отрыв от второго места («Белененсеш») 18 очков! При этом 28 побед в 30 матчах (абсолютный показатель дома - 15 выигрышей из 15) и только две ничьи. Команда забила 101 мяч.

Хэген принял «Бенфику» уже после ухода некоторых знаковых фигур 60-х - Жермано, Кавема, Кошты Перейры и др., зато в клубе появились новые игроки, такие как Нене, Артур Жорже, Тони, Витор Баптишта. Начали они играть в других клубах, приходили в «Бенфику» не одновременно, в разные годы, но по-настоящему заиграли при Хэгене. За исключением, пожалуй, Артура Жорже, игрока уже сложившегося (на момент прихода в «Бенфику» ему уже было 23 и за него тогда боролись все три гранда португальского футбола). Но и этот классный забивала стал лучшим бомбардиром португальской лиги два раза подряд (1970/71 и 1971/72), только перейдя в стан «орлов», причем побеждал он в бомбардирской гонке при «живом», играющем рядом Эйсебио, забив немало мячей с его передач.  :::
ФОТО. 6 марта 1969 года, «Аякс» разбирается с «Бенфикой» в четвертьфинале КЕЧ в... Париже, на «Стад де Коломб». «Обычные» матчи сыграли 3:1, 1:3, а по тогдашним правилам была положена переигровка. Голландцы португальцев 3:0 вынесли и тем фактически «закрыли» великую «Бенфику»
ФОТО. ...и это тот самый злосчастный парижский поединок
1969-1970
::: «АРТУР-БУНТАРЬ» :::
Артур Жорже пришел в «Бенфику» летом 1969-го из коимбрской «Академики» через несколько недель после знаменитого финала Кубка, упомянутого выше. Несколько слов об этой игре и о том, что ей предшествовало.

Университет в городе Коимбра один из старейших в Европе. В конце 60-х, когда по всем студенческим центрам старого континента прокатились волны студенческих бунтов и беспорядков, не остались в стороне и учащиеся в Коимбре. В результате власти ввели на территорию университета полицию, а некоторых самых активных бунтарей посадили за решетку. Режим Салазара, хоть и слегка покачнувшийся, был еще крепок и усмирял молодежные выступления достаточно жестко.

Среди заводил этих волнений был и футболист, студент философского факультета и отделения германской литературы Артур Жорже. Он родился в Порту, был лучшим игроком местной детской, а затем юношеской команды школы Карвальоса. В 14 лет его пригласили в «Порту», а уже в 16 он дебютировал во взрослой команде. Всё шло по восходящей. В 1963-м он лучший игрок сборной на турнире УЕФА, в «Порту» он начинает регулярно выходить в основе, но... Артур очень болезненно переживал первый серьезный жизненный удар - смерть матери. Вскоре он получил тяжелую травму и вылетел на четыре месяца из игры. Он даже хотел закончить с футболом, посчитав, что это занятие не для него. Поиграл и хватит - надо учиться! Этот сын рабочего и внук рабочего, ставшего владельцем небольшой мастерской, желал получить высшее образование. Отпускать талантливого парня просто так не хотели, поэтому его по обоюдному согласию обменяли на игрока «Академики» Мануэля Антонио.

Артур играл за коимбрскую команду и одновременно учился в университете. Ну, а там, как и должно было быть... «Битлз», книги Жана-Поля Сартра, и повсюду портреты кумира тогдашней молодежи (похоже, что сейчас он опять в моде) Эрнесто Гевара по кличке Че. Футболист успевал и играть, вызывая своими голами все больший интерес у хозяев двух лиссабонских клубов и тренеров сборной (он дебютировал в selessao в марте 1967-го), и участвовать во всевозможных студенческих комитетах и кружках. Команда в клубе «Академика» подобралась неплохая. С хорошим тренером Марио Вильсоном она в 1967-м заняла второе место в лит а в 1969-м вышла в финал Кубка страны. Финальную игру против «Бенфики» в Лиссабоне в присутствии всей руководящей верхушки страны «студенты» мечтали выиграть, получить Кубок и демонстративно посвятить победу заключенному в тюрьму лидеру движения Альберту Мартиншу. Игрокам «Академики» запретили играть в белой форме (цвет «академического траура»), и, одетые в черные футболки, сопровождаемые до выхода на поле агентами ПИДЕ, они, дойдя до центрального круга, как по команде, вытащили и повязали заготовленные заранее белые повязки. Бились они в этой игре отчаянно и еще за пять минут до конца вели 1:0. Но - Эйсебио... Сначала он счет сравнял, а в дополнительное время забил второй мяч. Болельщики «Бенфики» на трибунах, знавшие коимбрские дела, аплодировали «студентам» стоя, а Эйсебио чувствовал себя немного не в своей тарелке. «Но я же не мог играть в поддавки...» Газеты, кстати, на следующий день «ругали» «Бенфику» довольно своеобразно. Они отчитывали руководство за то, что тренеры поставили на финал Эйсебио, зная, что он травмирован, что ему требуется лечение и отдых. «Из-за своей меркантильности они заставили играть его с незалеченной травмой...» А может, просто сожалели о том, что «Академика» не выиграла и никто не увидел ни возможной демонстрации, ни реакции властей на нее.

ФОТО. Джимми Хаган

ФОТО. Эйсебио против «Спортинга» в сезоне-1971/72

Артур Жорже в этой встрече не играл. Его как раз незадолго до матча призвали в армию на сборы, и разрешения на участие он не получил. Без него отличился тот самый Мануэль Антонио, вернувшийся из «Порто», а если бы был Жорже, кто знает...

Летом он ушел в «Бенфику». «Спортингу», обратившемуся к нему раньше и предлагавшему более выгодный контракт, Жорже отказал. Вот рядом с Эйсебио под руководством Хэгена он и стал дважды подряд лучшим бомбардиром лиги и трижды чемпионом.
::: «ИЗБИЕНИЕ ХАППЕЛЯ» :::
::: На европейской арене три года правления Хэгена никаких турнирных успехов не принесли. Вылет во втором круге КОК-1970/71 от ГДР-вского «Форвертса» по пенальти, и разгром, учиненный «орлам» в КЕЧ-1972/73 английским «Дерби Каунти» также во втором круге, авторитета в Европе команде не прибавляли. Но в сезоне-1971/72 был у «Бенфики» звездный час в КЕЧ, правда, недолгий. В четвертьфинале команда Хэгена прошла не кого-нибудь, а роттердамский «Фейеноорд» Эрнста Хаппеля.

Первую игру, гостевую, лиссабонцы проиграли 0:1 и потеряли по ходу встречи Артура Жорже. Роттердамцы признавались позже, что соперника недооценили: «Мы играли без особого напряжения, потому и забили всего один мяч». Недооценка произошла из-за рапорта ван Ханегема, которого Хаппель отправил смотреть матч «орлов» с «Порту», выигранный «Бенфикой» 1:0. Ван Ханегем после этой встречи развязал психологическую войну, назвав лиссабонцев «провинциальной командой»: «Такую команду, как «Порту», нужно обыгрывать с крупным счетом, а сегодня играли две провинциальные команды. Я уверен в нашей победе». «Война высказываний - дело обычное, - писали тогда португальские газеты,- мы помним, как любил этим заниматься Бела Гуттманн, но даже он иногда оказывался в дураках...». После первой встречи Хаппелю пришлось задуматься. И не зря. Созданный им «Фейеноорд», первый из голландских клубов, выигравший КЕЧ, был бит «Бенфикой» в Лиссабоне со счетом 5:1! Хаппель так и не признал (а кто бы признал?), что был попросту переигран. Он говорил нехорошие слова о судье из ГДР Кунце, называл его членом голландской мафии за то, что судья при счете 3:1 в пользу хозяев не засчитал гол в ворота «Бенфики», о материальной сверхмотивированности «орлов»: «Им было обещано по 20 000 на брата за проход, в то время как для нас это был рядовой матч». При всей своей тренерской гениальности Хаппель не любил хвалить соперника, и когда «бенфикиста» Нене после игры спросил у австрийца: «Так мы провинциалы или все-таки нет?», ответил: «Да, вы сегодня победили, но командочка у вас заурядная».

Выводы из встречи «Фейеноорд» - «Бенфика» сделал Стефан Ковач, тренер злейшего соперника роттердамцев, «Аякса». В полуфинале его команда выбила «Бенфику» (1:0, 0:0), а затем завоевала КЕЧ, победив в финале «Милан» (2:0) на «Фейеноорд стадиум» в Роттердаме. Что могло быть приятнее для «Аякса»...

После полуфинала уже «орлы» жаловались на судейство. Жайме Граса: «Судья, нехороший человек, не засчитал наш чистый гол...». Просто зеркальная ситуация.

Для Грасы тот год (1972) вообще начался крайне неудачно, если тут уместно такое слово. Жайме был лихим водителем и очень гордился тем, что от своего дома в Сетубале на новеньком BMW2002 добирается до «Эста-дио да Луш» всего за 20 минут. Именно эту скоростную модель он считал единственно соответствующей его статусу второго по зарплате игрока в «Бенфике» после Эйсебио. Да еще эта тачка подчеркивала, чего добился часто голодавший в детстве сын сварщика и портнихи. 1 января Жайме возвращался от родителей из Сетубала - завтра предстояло лиссабонское дерби. На скорости 180 км/час на скользкой дороге машину занесло, и она врезалась в столб. Боком. Жайме чудом остался жив. Мало того, он не получил ни одного перелома или повреждения внутренних органов! Только несколько ушибов и изрезанное осколками стекла лицо. Через месяц он вышел из больницы и вскоре приступил тренировкам. Товарищи говорили ему: «Бог есть. Шесть лет назад ты спас нас, теперь Всевышний оставил в живых тебя».

Дерби у «Спортинга» было выиграно 3:0, на месте пострадавшего играл Тони, который, по мнению прессы, и стал лучшим игроком «Бенфики» в том матче, а вовсе не авторы забитых мячей Эйсебио, Руи Родригеш и Нене...

Хэген, приведя «орлов» к третьему подряд чемпионскому званию, никуда из клуба уходить не собирался. Но 28 сентября 1973 года он положил на стол президенту Борхешу Кутиньо заявление об отставке...  :::
Бенфика
::: «УПРЯМСТВО ЧЕМПИОНА» :::
25 сентября на «да Луше» «Бенфика» играла со сборной мира. Это был матч в честь Эйсебио, снова выигравшего «Золотую бутсу» и объявившего, что октябрьский матч отбора к ЧМ-74 станет для него, по всей вероятности, последним матчем за сборную, так как шансы пробиться на ЧМ минимальны. Да и клуб хотел устроить чествование своему лучшему футболисту.

Съехались все звезды, действующие и недавно закончившие играть. Участвовали Бобби Чарльтон и Беккенбауэр, Зеелер и Нетцер, Бенкс и Бланкенбург, Бест, Кейта и др. За «мир» выступал и старый друг Иларио.

Конечно же, все игроки «Бенфики» хотели принять участие в этой игре. Хэген, как обычно, устроил утреннюю тренировку с наматыванием кругов по стадиону. Он заметил, как трое футболистов - Умберто Коэльо, Нелиньо и Тони - решили сачкануть и сократить дистанцию. Тренер подозвал их и объявил, что в таком случае им предстоит днем еще одна чисто беговая тренировка, что они оштрафованы на 1000 каждый, а главное, «вечерний матч, ребята, вы будете смотреть с трибуны».

Позже он отменил дополнительный пробег и штраф. Тони и Коэльо соглашались на любые штрафы и забеги, просили только не отстранять их от праздничной игры Эйсебио. Хэген стоял на своем. Когда этих несчастных на стадионе увидел президент и узнал причину их неучастия, то проникся сочувствием, скомандовал им «идите переодевайтесь, ребята» и сам пошел 8 раздевалку «настоятельно просить» тренера включить их в заявку на игру и выпустить на поле.

«Они наказаны. Играть не будут. Если хотите, руководите командой сами». Говорят, что Хэген хлопнул дверью и уехал домой в Эшторил. Через три дня он подал заявление о расторжении контракта «ввиду невозможности тренировать команду, состав на игру в которой определяет не он, а президент клуба».

Это был железный человек... :::
::: «ПОСЛЕДНИЙ ПРЫЖОК «ПАНТЕРЫ»» :::
И снова, как и после ухода Фернандо Риеры, команду возглавил Фернандо Кабрита. Но, как патетически восклицают историки клуба «сезон-1973/74 оказался подлинным позором!». Это значит, что «орлы» заняли в чемпионате лишь второе место после трех побед, а финал Кубка, как и чемпионство, проиграли тому же «Спортингу». Это ли не позор?!

Как финалист Кубка «Бенфика» приняла участие в розыгрыше такого памятного для нас КОК-74/75, но проиграла «Эйндховену», который в полуфинале вышел на киевское «Динамо».

Кабриту сменил Милорад Павич, тезка и однофамилец известного сербского писателя. Он проработал год и положил начало новой чемпионской трехлетней серии. В Кубке команда дошла до финала, проиграв на этот раз «Боавиште». Павич, уходя, посоветовал руководству «Бенфики» обратить внимание на 15-летнего паренька из «Баррейренсе» по имени Фернандо Шалана.

«Бенфику» принял Марио Вильсон. Пожалуй, лето 1975-го можно назвать временем, когда закончилась «старая великая «Бенфика». Команду покинули трое последних причастных к победам и выходам в финалы КЕЧ - Эйсебио, Симоэш и Граса. Тогда же ушли и лидеры помоложе - Артур Жорже и Умберто Коэльо.

Эйсебио задумался об окончательном уходе из команды еще осенью 1974-го. Тогда, 30 ноября, ему сделали очередную, шестую по счету операцию на правом колене (пятый раз его оперировали летом 1972-го, после травмы, полученной в матче против сборной СССР на летнем Кубке Независимости в Бразилии). Собственно, уезжать имело смысл только за океан в новую американскую футбольную лигу. Вот туда-то, с остановкой в Канаде, и подалась «Черная пантера». Эйсебио уезжал, проведя в лиге за «Бенфику» 301 матч и забив в них 317 мячей. Всего же за клубную карьеру за ним числится 727 мячей в 715 играх. Да прибавьте сюда 64 матча за сборную страны и 41 мяч. Следующим наставником «орлов» стал англичанин

Джон Мортимор. Если Джим Хэген был легендой «Шеффилда», то Мортимор - одна из легенд «Челси». Десять лет (1956-1965) он играл за «Синих» на позиции центрального защитника. Так что характер и подход к футболу этого бойца становится понятным сразу же. Он, продолжая начатую Павичем и Вильсоном серию, привел «орлов» к третьему чемпионству подряд. И всё. За три года руководства Мортимора «Бенфика» могла похвастаться лишь однажды завоеванным чемпионством. В Кубке страны она даже ни разу не добралась до финала. Была ли в этом вина тренера? Наверно. Но все-таки скорее беда. Не было у него таких игроков, как у Гуттманна и Хэгена! Хотя футболисты были отличные, но больше «для домашнего использования», в котором тоже не удавалось преуспевать. Именно тогда и началось постепенное восхождение «Порту» на вершину португальского футбола. Переломным считается 1977-й, когда portistas после почти 20-летнего перерыва стали чемпионами страны.

(Окончание следует)  

::: НАМ НЕЧЕГО ТЕРЯТЬ ::: ВСЕ ФИНАЛЫ ::: РЕКОРДЫ :::

Rambler's Top100

Оставьте свой комментарий :: Интересности будут опубликованы
01 02 03 04 05 06 07 08 09 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28