«ФУТБОЛ» :: 696 :: ЛЕГЕНДА :: 26.06.2008

Андрей Шахов  :: И ЖИЗНЬ, И СЛЁЗЫ, И ЛЮБОВЬ...*
 
::: ОЛЕГ ПЕТРОВИЧ БАЗИЛЕВИЧ  :::
Журнал Футбол

 * - Популярный в середине 80-х советский художественный фильм

Олег Петрович Базилевич - легенда киевского «Динамо».
И как форвард, и как тренер.
Родился 6 июля 1938 года в Киеве.
Воспитанник киевской ФШМ, куда пришел в 1954 году.
С 1957 года игрок «Динамо».
Игровой рост 175 см, вес 70 кг.
Кандидат педагогических наук (1983).
Возглавляет научно-исследовательский центр ФК «Динамо» Киев

КЛУБНИКА

Годы Команда Ч КОК

1957-1965 «Динамо» 161/53 5/4
1966 «Черноморец» 35/6
1967-1968 «Шахтер» 32/9
Всего 228/68 5/4

Базилевич - автор юбилейного тысячного гола «Динамо» Киев.
Автор «Лучшего гола сезона» в чемпионате СССР (1964 год).

ТРОФИМЫ И ДОСТИЖЕНИ

Чемпион СССР (1) - 1961

Вице-чемпион СССР (2) - 1960, 1965

Обладатель Кубка СССР (1) -1964

Шесть раз попадал в список «33-х лучших»: в 1960 и 1963 годах под №2, в 1961, 1962, 1964, 1965 - под №3.

ТЕРНЕРКА

1969-1970 «Десна»
1971 «Шахтер» Кд
1972-1973 «Шахтёр» Донецк
1974-1976 «Динамо» Киев
1975-1976 Сборная СССР
1977-1978 «Динамо» Мн
1978-1979 Тренер ЦС «Динамо»
1979 «Пахтакор»
1980-1982 ЦСКА
1984 «Заря»
1985 Юношеская сб. Украины
1986 Начальник «Шахтера»
1987-1988 Славия София
1988-1989 Олимп. сб. Болгарии
1992-1994 Сборная Украины
1995-1996 Олимп. сб. Кувейта
1997 «Эль-Кувейт»

ТРОФИМЫ И ДОСТИЖЕНИ

Обладатель Кубка кубков и Суперкубка Европы (1) - 1975
Чемпион СССР (2) - 1974, 1975
Четвертьфиналист КЕЧ (1) -1976
В 1972 году вывел «Шахтер» в высшую лигу.
С 1975 года заслуженный тренер СССР.

Начальник киевского «Динамо», когда оно в сезоне-2002/03 сделало золотой дубль в Украине.
Журнал Футбол

ФОТО. 1960 год, в котором «Динамо» до последнего тура сражалось за чемпионство с московским «Торпедо». 11 июля. Матч с ЦСКА. В «Лужниках» аншлаг, 100 000 собралось. Ключевой момент матча, в котором Базилевич головой отправляет мяч мимо голкипера в ворота. Но защитник армейцев, пo-вратарски, руками, останавливает мяч на линии ворот. Бесспорный пенальти Лобановский не забивает. Но арбитр фиксирует нарушение правила у вратаря, который до удара сдвинулся с места. И в этот момент болельщики ЦСКА, негодуя, выскакивают на поле… К счастью, никто, в том числе главный судья, не пострадал.

Накануне юбилея Олега Базилевича мне удалось встретиться и побеседовать с одним из сильнейших игроков 60-х, легендарным форвардом и знаменитым тренером киевского «Динамо».

К сожалению, игру Олега Петровича Базилевича, равно как и его постоянного партнера Валерия Васильевича Лобановского, увидеть не довелось. Они закончили, когда вашего автора еще на свете не было. Тем не менее, наслышан от отца и тестя, начитан из различных книжек о тактической гибкости, технике, прыгучести, умелой игре головой, о скорости и дриблинге Базилевича, о его точности. Всё это составило его уникальный игровой почерк.

И о его взаимопонимании с Лобановским, об их игровом и тренерском дуэте. Лобановский - Базилевич - целая футбольная эпоха...

Мы и раньше встречались и даже обменивались несколькими словами, в том числе и в зарубежных командировках перед еврокубковыми матчами «Динамо», но столь плотного, откровенного общения у нас еще не было.

Полтора часа (ровно столько длится футбольный матч), которые я общался с Базилевичем, пролетели как единый миг. У Олега Петровича особая аура, это замечательный собеседник, интеллигентный, спокойный, исключительно образованный, мудрый, талантливый. Он не отделывался односложными фразами и не уходил от ответов на вопросы, пытаясь всё объяснить подробно, обстоятельно. Все темы за столь короткое время никак не охватить, тем не менее, мы затронули детство, начало карьеры и еврокубковый дебют - нет, не только Базилевича, а всего «Динамо», всего Советского Союза!

Поговорили о футбольной школе молодежи, где судьба впервые свела двух в будущем великих украинских форвардов Базилевича и Лобановского. Поговорили об их знаменитом тандеме, о причинах невероятного, неслыханного успеха «Динамо» 1975 года, о трагической гибели ташкентского «Пахтакора», зарубежном футболе, науке и о многом другом. Но большую часть времени все-таки уделили истории, семье.

Мне было невероятно интересно. Надеюсь, не менее интересно будет и вам. Даже не надеюсь, а просто уверен.

Воистину, у легендарной личности не может быть простой судьбы...  :::
Журнал Футбол

ФОТО. Базилевич «на втором этаже» 

- Вы пережили тяжелейшее военное время, эвакуацию, это накладывает отпечаток на всю жизнь. Тогда вы были совсем ребенком, что сохранилось в памяти?

- Мы покидали Киев осенью 1941 года. И в суматохе на вокзале меня потеряли. Чувство было дикое - никого из родных. Маленький ребенок среди огромного количества незнакомых людей... Я инстинктивно понял - бежать никуда не надо и стоял как вкопанный, стоял и ждал... И тут бабушка меня обнаружила.

В эвакуации мы жили в предгорье Тянь-Шаня. Я никогда не забуду: видишь своих - вот они идут, поднимаются, а потом исчезают - спуск и новый подъем, и ты снова никого не видишь... Это было шокирующее состояние...

Мы жили в тяжелейших условиях, в землянке. Я заболел и больше трех недель находился в коме. Мне удалось выжить чудом, только благодаря моей маме. Не зря говорят, что материнская любовь, да и любовь вообще, творит чудеса. В тот раз Господь во второй раз подарил мне жизнь...

- Читал, готовясь к интервью, что у вас с матерью были очень близкие отношения на протяжении всей жизни?

- Это абсолютная правда. Всю свою жизнь мама работала в системе народного образования. Будучи преподавателем, а позднее директором школы, она впервые ввела в практику экзаменационные билеты, положив конец бригадной сдаче экзаменов, что сразу сказалось на уровне подготовки учащихся. Мама была блестящим преподавателем: её лекции отличались простотой и чёткостью изложения, яркой образностью.
Журнал Футбол

ФОТО. Общение с Андреем Бибой перед очередным матчем. Обратите внимание на редкую форму киевлян с полосой и на спине

::: Кандидат педагогических наук, доцент, после войны на протяжении 10 лет преподавала историю в Киевском госуниверситете.

- Я видел фотографию вашей мамы с Надеждой Константиновной Крупской.

- Да, я помню это фото. Если не ошибаюсь, они впервые встретились в 1930 году на первом Всесоюзном съезде учителей, где мама была в составе Украинской делегации.

- Я знаю, что вы своими руками вылепили барельеф на могиле матери...

- Это правда. Тогда в моей жизни был тяжелый период, и что-то внутри толкнуло меня на это. Базовые навыки были, изучил технологию. И вылепил. Сейчас мне приятно видеть барельеф. Я разговариваю с мамой, как с живой, и мне кажется - она меня слышит...

- Сколько это времени заняло?

- Немного, примерно месяц.

- В Вашей семье все имеют ученую степень?

- Выходит, что так. Мы с мамой - кандидаты педагогических наук, моя сестра - историк, кандидат исторических наук, автор многочисленных публикаций, лауреат Государственной премии УССР, она у меня - живая энциклопедия. Спросил как-то про французскую живопись такого-то века, так это всё по полочкам разложила вплоть до того, кто, когда, что написал!

Сын - кандидат географических наук. Он полиглот, свободно владеет несколькими языками, пишет картины, не знаю, во что это выльется, но мне кажется, у него это очень серьезно.  :::
Журнал Футбол

- Не могу не спросить о вашем отце...?

- Папа в рядах советских войск прошел весь путь до Сталинграда, руководил наведением переправ через Волгу. В 1944 году был ранен и после госпиталя вернулся в Киев. Петр Дмитриевич принимал активное участие в строительстве железнодорожного вокзала, был заместителем министра коммунального хозяйства.

Отец был исключительно дисциплинированным, обязательным человеком по жизни. С нами был достаточно строг. Моими достижениями в футболе гордился очень, правда, старался этого не показывать. Для него было сенсацией, когда обо мне впервые написали в «Правде»! Папа не пропускал ни одной игры с моим участием.

- А до того, как вы стали футболистом, отец этой игрой интересовался? На стадион ходил? Вас брал?

Конечно! Отец старался не пропускать ни одного принципиального матча и, конечно, всегда брал меня с собой.

- Правда ли, что тогда не «Спартак» был самым принципиальным соперником, а «Динамо» или ЦСКА?

На ЦДКА тогда стремились попасть все. Команда лейтенантов - Гринин, Бобров, Трофимов. Большие мастера!

- А кроме футбола, у вас в детстве какие были увлечения?

У меня было тяжелое, впрочем, как и у всех тогда, но очень насыщенное, полное впечатлений, детство. Рядом был кинотеатр, был оперный театр. Благодаря нашей соседке, работавшей там, я посмотрел весь репертуар того периода. Старались с сестрой не пропустить ничего! Мне не очень нравился балет, а вот оперу любил... Это сейчас появились компьютеры, телевизоры. А тогда источник информации был только один - радио. Слушали его постоянно. Особенно любили программу «Радиотеатр». Всей семьей собирались у приемника. Много читал. То есть поток информации был колоссальный и сыпался с разных сторон. И это не только мой пример. Это, на самом деле, пример целого поколения.
Журнал Футбол

ФОТО. С родителями

А еще я занимался гимнастикой, легкой атлетикой, баскетболом. Причем в гимнастике даже начал выполнять сложные элементы. Очень хотели тренеры меня оставить в этом виде спорта, а ведь тогда гимнастика была очень популярна.

Одним словом, посещал различные секции. Тогда по школам ходили тренеры, отбирали детей и приглашали заниматься тем или иным видом спорта. Смотрели, кто на что способен.

В школе выпускал ежемесячную стенгазету. Рисовать страшно любил, рисовал всё и всех, используя любую свободную минутку.

Что касается легкой атлетики и гимнастики, - они мне очень пригодились в будущем. Например, занятия легкой атлетикой позволяют улучшить технику бега, а гимнастика - координацию.

Но это было до ФШМ, потому что потом, когда фактически профессионально занялся футболом, времени на это не хватало катастрофически.
Журнал Футбол

ФОТО. В те годы судьи активно помогали московским командам. Вот и в этом матче со «Спартаком» арбитры зафиксировали у Базилевича офсайд, хотя он стартовал со своей половины поля.

 - Как Вы пришли в футбол: по собственной инициативе или вас тренеры заметили?

- В 1952 году я начал играть в киевской детской команде «Строитель». Через два года, в 1954-м, попал в киевский ФШМ. Тогда в каждом крупном городе организовывали специализированные футбольные школы, туда приглашали самых талантливых мальчишек и там оттачивали их мастерство. Мы уже тогда были профессионалами. Всем, кто попал в ФШМ, платили стипендию, причем деньги по тем временам немалые. Мой отец тогда получал 1200 рублей, мать - тысячу, а я, 16-летний парень, приносил домой 800. Родители не могли понять, за что мне платят такие деньги! Всю зарплату я без остатка отдавал маме. Я был рад, что хоть как-то могу помочь семье.

Эксперимент с ФШМ, считаю, оправдался полностью. Практически все ребята моего возраста играли если не в классе «А», так в классе «Б». Они попали в команды мастеров. И не только киевские, но и московские, ленинградские, тбилисские.

Лобановский тоже пришел в большой футбол из киевской ФШМ. Он, правда, 1939 года рождения, хотя между нами только полгода разницы, потому он был в следующем выпуске. А в моем были Биба, Ануфриенко, Люсин... Отдача была большая. Нам ставили удар, технику, поверх сформировавшихся во дворе, так сказать, ложных навыков.

- Ежедневные изнурительные тренировки не мешали занятиям в школе? Вы ведь занимались рисованием, фотографией, лепкой, гимнастикой, лёгкой атлетикой, футболом. Еще и отлично учились. Как удавалось всё совмещать?

- С высоты прожитых лет, могу сказать, что главное - это семья, влияние родителей на формирование личности. Была огромная тяга к знаниям, желание чего-то добиться в жизни. Я помню, как впервые отец повел меня в библиотеку, потом контролировал, насколько часто я меняю книги. Тяжело было, очень тяжело.

- Я полагаю, родители не сразу адекватно приняли ваше решение посвятить себя большому спорту?

- Мама мечтала, что я поступлю в университет на философский факультет, а отец, конечно, надеялся, что я пойду по его стопам (строительный институт). Я благодарен Владимиру Николаевичу Балакину - одному из основателей Республиканской школы молодежи, который пришел к нам домой и убедил родителей, что то, чем я буду заниматься, - серьёзное дело, достойное взрослого мужчины.  :::
Журнал Футбол

Фото. Гол в ворота «Молдовы»

О том, чтобы перейти в вечернюю школу, не могло быть и речи, родители никогда бы этого не позволили. Я жил в жесточайшем режиме - школа, каждодневные тренировки, уроки - по ночам. И наверняка был лишен многого из того, что было присуще моим сверстникам. Но я ни о чем не сожалел. Уже тогда я не мыслил себя без футбола. Тренировались каждый день, правда, по разу - двухразовых тренировок не было, но времени свободного было немного. Труд был большой. Что такое техника? Врожденной техники не бывает. Чтобы стать хорошим ремесленником, нужно очень много работать, нужна практика. Так же и в футболе. Чтобы научиться какому-то элементу, нужно много раз повторять одно и то же, отшлифовывать.

- Как Вам и Лобановскому удавалось достичь такого взаимопонимания на футбольном поле?

- За счет согласованных действий и полнейшей отдачи. В процессе тренировок уделяли огромное внимание работе над стандартными положениями, многократно отрабатывая те или иные приёмы, добиваясь в результате высокой эффективности их выполнения. Мы были единомышленниками, понимали друг друга с полуслова.

- Олег Петрович, вы называете футбол того времени «футболом дуэлей».

Ваш дуэт с Лобановским родился ещё в то время, когда наиболее ценным считалось индивидуальное мастерство, они же стояли у истоков так называемого тотального футбола...

- Тотальный футбол явился интегральным результатом деятельности ведущих тренеров Европы. Такая форма ведения игры предполагает согласованные действия команды в обеих фазах игры - обороне и атаке.

Что касается индивидуального мастерства - это основа футбола в целом, его нужно постоянно совершенствовать. Нельзя останавливаться на достигнутом, кстати, это касается не только футбола.

- Вы всегда играли правым крайним нападающим?

- Я играл, когда футбол постоянно модернизировался, и одна распространённая схема сменялась другой. Началось с «дубль-вэ», затем Бразилия на чемпионате мира показала всем преимущества 4-2-4, потом 4-3-3, а потом и 4-4-2...

Я начинал правым крайним нападающим, а впоследствии старался играть, используя всю ширину футбольного поля в атаке. Вот эта эволюция помогла и мне и Лобановскому в дальнейшем в тренерской деятельности. Валерий Васильевич тоже играл центрфорварда, а когда Соловьев переставил его на левый фланг - он раскрылся как замечательный левый крайний и сразу стал кумиром болельщиков.

- В «Динамо» как футболист вы добились очень многого: впервые стали чемпионом СССР (первая не московская команда, выигравшая чемпионат), завоевали Кубок СССР, дважды были вице-чемпионами страны, вы были игроком команды, которая открыла нашим клубам еврокубки. Вы ведь играли тогда с «Колрейном» и забивали североирландцам в обоих матчах. Какие чувства тогда были перед дебютом? Дебют целой огромной страны, и стартует только одна команда - киевское «Динамо».

- Это очень волновало и, не побоюсь этого слова, возбуждало. Нам было очень интересно. Хотелось сравнить себя с футболистами-профессионалами других стран. Открывалось окно в Европу. Важность дебюта была колоссальной. Ведь в случае неудачи это мог быть последний такой опыт.

- Тогда, в дебютном розыгрыше вы дошли до четвертьфинала. Это расценивали как достижение или неудачу?

- Скорее, мы сочли это неудачей. Но все были впечатлены тем ажиотажем, которым сопровождались эти встречи, интересом к ним. В дальнейшем задачи формулировались четче и жестче спортивным руководством страны.

- Олег Петрович, а как готовились к встречам с соперниками? Ведь тогда о них не было ни малейшей информации. О том же «Селтике», например.

- В этом была огромная проблема. При наличии информации мы, вне всякого сомнения, готовились бы к матчам иначе. Тогда у нас были очень хорошие игроки, и мы могли бы достичь больших высот в Европе. «Селтик» оказался достаточно сильной командой. И я должен сказать, что мы не были готовы к столь жесткой, где-то даже жестокой игре шотландцев. Моим визави в тех матчах был защитник Джонстон... Видите, до сих пор помню его фамилию. Тогда мы играли без щитков. У меня после той игры более полугода не исчезали болевые ощущения (и это мягко сказано). Я понял, что так к футболу относиться нельзя и что готовиться к матчам нужно по-другому.

- То есть тоже опыт пригодился.

- Это был просто бесценный опыт. Любой опыт не может быть лишним и бесполезным.

- Кстати, а в 1975 году информацию о противниках каким-то образом удавалось доставать?

- С огромным трудом добывали. С огромным трудом! И, конечно, неофициально. В самом начале нашего сотрудничества с Валерием Васильевичем мы стали искать способы получения информации о зарубежном футболе - о командах, о тенденциях развития. Тогда зарубежные матчи у нас в стране не транслировались. По знакомству мы использовали один неофициальный канал. На бульваре Шевченко была некая студия, куда приходила информация со всего мира. Там формировались как политические, так и спортивные международные новости. Так, например, мы впервые увидели игру Кройфа, что стало для нас с Валерием Васильевичем полным откровением. А позже мы усовершенствовали схему и посылали в Будапешт ответственного за сбор информации о соперниках. Это Михаил Олегович Ошемков - сын тренера, возглавлявшего киевское «Динамо» в середине 50-х. Венгры тогда много зарубежного футбола показывали, практически все центральные матчи европейских чемпионатов и еврокубков.

К сожалению, «железный занавес» открылся слишком поздно. При том потенциале, который был у советского футбола, при наличии должной информации, мы добивались бы еще больших результатов.  :::
Журнал Футбол

ФОТО. Валентин Гранаткин вручает Базилевичу золотую медаль чемпиона СССР 1961 года

::: - Олег Петрович, позвольте еще один вопрос, касающийся вашей с Валерием Васильевичем игровой карьеры, интересный и непонятный многим. Почему Маслов в свое время решил расстаться с игроками такого уровня как вы и Лобановский?

- Конечно, для нас это стало большой неожиданностью. И не только для нас, но и для болельщиков. Киев был в шоке. Лобановский играл эффектно и технично, подолгу контролируя мяч, не давая возможности своим партнерам принять участие в атаке. Но Маслова это не устраивало, у него была своя концепция игры, в которую мы не вписывались. Думаю, Маслов нашел не лучший выход из ситуации. Отказаться от футболистов такого уровня, как Лобановский, Базилевич, Каневский, Воинов, было крайне расточительно. Я полагаю, что ему стоило, проявив свои педагогические способности, всего лишь изменить манеру нашей игры, объяснив игрокам своё видение, подготовить нас. По сути, мы ведь были в расцвете сил! И после этого мы провели два очень неплохих сезона в «Шахтере». Там мы на практике, на себе ставили эксперимент: как можно повысить функциональную подготовку, как выйти на более высокий уровень?

- А когда вы с Лобановским в составе «Шахтера» обыграли «Динамо» 2:1, какие-то местнические чувства возникли?

- Нет, ни в коем случае! Мне такое чувство вообще не знакомо. Наверное, этот уход в чем-то нам помог. Мы с Валерием Васильевичем много думали и анализировали сложившуюся ситуацию. Это помогло нам найти собственное тренерское кредо.

В «Шахтере» мы прошли совсем другую школу подготовки. У нас был очень интересный тренер по физподготовке - Семен Васильевич Панченко. Он бывший легкоатлет, и имел свой взгляд на отношение к физической подготовке, отличный от нашего. Когда мы прошли его школу, то заиграли иначе, в совершенно другой футбол. Мы со Станкявичюсом были двумя кинжалами, задача которых была разрезать оборону. Лобановский же играл в стиле Круиффа, выполняя огромнейший объем работы.

- Ваше самое яркое воспоминание за те годы, когда вы были игроком?

- Одно из самих ярких - момент, когда диктор киевского стадиона объявил, что «Динамо» (Киев) - чемпион страны! Внутри - гордость, ликование, а на стадионе вдруг стало светло как днем, на трибунах вспыхнули тысячи импровизированных факелов. Круг почета мы совершили на руках болельщиков.

- Олег Петрович, вы забили юбилейный, тысячный гол киевского «Динамо». А какой из голов запомнился вам больше всех?

- В 1964 году в кубковом матче против московского «Спартака» я забил мяч, признанный лучшим голом сезона. Я помню, тогда к этому голу применяли такие эпитеты, как «неотразимый», «красивый». Но, что особенно приятно, что этот гол оценили не только профессионалы, но и наши болельщики. За этот гол я получил приз «Лучший гол сезона», впервые учрежденный газетой «Московский комсомолец». А вообще, каждый гол является событием в спортивной карьере футболиста.

- Почему вы с Лобановским закончили активную игровую карьеру так рано, в 30 лет?

- Так сложились обстоятельства. Это сложно описать. Было, конечно, тяжело. Нам было неинтересно играть, не ставя никаких серьезных задач, не имея шансов выиграть приз. Лучше было заняться чем-то другим - преподавательской работой, тренерской деятельностью...

- И вы сразу после окончания карьеры решили пойти в тренеры?

- Нет, не сразу. Меня пригласили на кафедру футбола в Киевский институт физической культуры. Полагаю, это был один из самых судьбоносных моментов моей жизни. Я познакомился с интереснейшими людьми, известными в то время учеными, тренерами. Уже давно у меня возникал вопрос: «Почему мы тратим много времени, используя большие нагрузки в тренировках, и не получаем желаемых результатов?»

Взяв за основу систему подготовки спортсменов высокой квалификации в различных видах спорта, я начал работать над возможностью использования её применительно к футболу. В результате были разработаны модели тренировочных занятий определенной направленности, дающие конкретный тренировочный эффект. У тренера появилась возможность работать не по наитию, а управлять тренировочным процессом, моделировать его.

- Зеленцова в «Динамо» вы привели?

- Да. Он со мной сотрудничал в Донецке, когда я тренировал «Шахтер», помогал разрабатывать программу подготовки.  :::
Журнал Футбол

ФОТО. Лобановский и Базилевич

С тем, чтобы всё-таки подчеркнуть необходимость применения научных разработок в тренировочном процессе, приведу простой пример. Валерий Борзов, наш выдающийся спринтер, олимпийский чемпион. Он ведь добился такого результата прежде всего благодаря системе!

У Борзова были хорошие данные от природы, и для него разработали специальную программу подготовки - сочетание техники, чередование различных видов нагрузок, которой он неукоснительно следовал.

(Эксперименты Олега Базилевича, проведенные им исследования легли в основу его диссертационной работы. А Зеленцов был у него научным руководителем. Но перейдем к тренерской карьере... - А.Ш.)

- Судьба неразрывно связывала Олега Базилевича и Валерия Лобановского. И в 1974 году звездный дуэт нападающих Лобановский - Базилевич становится дуэтом тренерским...

- В то время я тренировал «Шахтер» (Донецк). В 1972 году мы вышли в высшую лигу и успешно выступали в чемпионате СССР, показывая динамичный, скоростной, организованный футбол. Валерий Васильевич в это время возглавлял команду «Днепр» (Днепропетровск).

- С вашего позволения процитирую Лобановского («Бесконечный матч»): ...«Мы давно следим за вашей работой в Днепропетровске и предлагаем Вам возглавить киевское «Динамо»......На следующей встрече с приглашавшими я твердо назвал фамилию Олега. «В какой роли?» - спросили меня. «Еще одного старшего тренера» - ответил я...

- Все вопросы мы решали на равных. Еще играя в «Динамо», мы постоянно делились своими взглядами на футбол, на его развитие. Работали порознь, но наша связь не прерывалась, одинаковое понимание сути футбола объединяло нас даже на расстоянии. Наконец-то пришло время реализовать наши общие идеи и мечты. Мы оба абсолютно сходились во мнении, что современному футболу необходима связь с наукой, что в каждом упражнении есть свой смысл. Каждая тренировка, занятие, серия упражнений должны быть продуманы и просчитаны. Мы пытались заложить принципы, которые позднее были сформулированы как в европейском, так и в мировом футболе. Нам с Валерием удалось доказать, что современный футбол требует значительного увеличения игровой активности, повышения подвижности на поле и, что очень важно, участие в обеих фазах игры - и в обороне, и в атаке.
Журнал Футбол

Огромное внимание уделялось организации игры. Нашей концепцией являлось сочетание рациональной импровизации в сочетании с четкой организацией коллективных действий. Большое внимание уделялось комплексной подготовке, способствующей высокой функциональной физической подготовки футболиста. И многое, конечно, зависело от самых игроков, с которыми мы работали. Я очень благодарен всем ребятам, они сделали всё возможное для реализации программы, показывая высочайший уровень игры. Совместно нам удалось создать коллектив единомышленников, команду, признанную в Европе и во всем мире.

- И все-таки, как распределялись обязанности между вами и Валерием Лобановским?

- Формально должность Лобановского называлась старший тренер, а моя - старший тренер по воспитательной работе. Поймите - всё зависит не от формы, а от содержания. Мы работали как партнеры и никакого разделения функциональных обязанностей не существовало. Нас ведь тогда только шесть человек было: Лобановский, Базилевич, ассистенты Пузач и Петрашевский, селекционер Сучков и Ошемков, который отвечал за информационное обеспечение. Не сравнить с тем штабом, который сейчас имеют даже более скромные команды. Очень толковые были руководители в киевском совете «Динамо» и в украинском. Вот, собственно, и вся структура. И очень удобно: легко было концентрировать конкретные действия, решения. Работали очень интересно.

В общем, абсолютно всё мы делали сообща, у нас по-другому и быть не могло! Пожалуй, единственное, чем занимался я и не занимался Лобановский, это съёмка тренировок. Я с детства увлекался фотографией, и мне проще было работать с камерой. Очень полезное дело, мы указывали на ошибки, разбирали их. Всё шло на пользу общего дела. Мы даже теоретические занятия проводили вместе, 50 на 50. Вместе разрабатывали тактику. Я бы сказал, мы дополняли друг друга.

- 1975 год. Триумф киевского «Динамо», носивший двойную фамилию Лобановский-Базилевич! Вы помните, что чувствовали тогда?

- Вы знаете, очень многогранное чувство... Скорее, это была некая совокупность ощущений. И радость, и огромное удовлетворение - как профессиональное, так и. чисто человеческое. Кроме того, нам удалось выполнить, как говорили, «задание партии и правительства». Вы знаете, тогда было всеобщее ликование! И мы ощущали этот восторг на себе. Что бы там ни было дальше - жизнь была прожита не зря. Вы понимаете, что даже на матч с «Баварией» мы выходили с полной уверенностью в победе! В нас верили - и это очень много значило для нас. Огромное спасибо всем, кто нас тогда поддерживал.

Я благодарен судьбе за возможность пережить подобные ощущения.

Ну а что касается мирового признания наших с Валерием Васильевичем достижений как тренеров - это наша общая большая победа, к которой мы шли годами и, поверьте, это был очень нелёгкий путь.

Только сейчас начинаешь по-настоящему воспринимать те вершины, которые мы тогда покорили. Дай бог, пусть даже не в ближайшее время, а хоть когда-нибудь, наши футболисты сумели бы добиться подобных результатов. Всем сердцем желал бы этого.

Для достижения результата необходима постоянная напряженная работа, ответственное отношение к учебно-тренировочному процессу, неукоснительное выполнение требований наставников. Игра в «Динамо» - это огромная ответственность перед миллионами болельщиков, перед руководителями, перед всей страной!

- Не могу не вспомнить 1979 год. По заданию Спорткомитета СССР вы принимаете ташкентский «Пахтакор». Трагедия, случившаяся 11 августа, потрясла всех... Как вы узнали о гибели команды?

- Команда была потенциально сильная. Много талантливых ребят. Эта команда уже в следующем году могла стать одним из лидеров советского футбола. У меня были большие планы, которым не суждено было сбыться... Я не полетел этим рейсом по чистой случайности.

Когда я пришел в «Пахтакор», в течение месяца безвыездно находился с командой. Необходимо было решить массу вопросов, присмотреться к игрокам. Не видя более месяца семью, я вылетел на сутки раньше, чтобы повидать сына и жену, которые находились в санатории в Сочи, согласовав это с председателем спорткомитета в Ташкенте.

На следующий день я должен был присоединиться к команде в Минске.

...Когда раздался роковой звонок, я как-то сразу почувствовал, что что-то случилось. В трубке я услышал рыдание... Почему-то было чувство, что меня облили ледяной водой с головы до ног. Я так и стоял с трубкой в руках, слыша чьи-то голоса, до конца не осознавая необратимость и ужас случившегося. Было тяжело, очень тяжело. Молодые ребята, чьи-то дети, мужья, отцы. Страшнее известия быть не могло.

- Вы понимали в тот момент, что были на волосок от гибели?

- Я не мог понимать, я был в шоке. Поднявшись в номер, я почему-то начал составлять список, на вопрос сына: «Папа, что ты делаешь?!» - ответить не смог... Слава Богу, что в тот момент рядом были близкие.

- Вы верующий человек?

- Да. (Да, ему пришлось пережить и это... Но был футбол, собственно, он всегда был с ним, как говорят: «И в горе, и в радости...». - А.Ш.)

- Олег Петрович, расскажите немного о вашей работе за рубежом. Вы стали первым советским тренером, который отправился действительно в футбольную страну, в Болгарию.

- В Болгарии давно существовал интерес к работе советских тренеров. В частности, когда я работал с командой московского ЦСКА, то трижды выезжал в Болгарию для проведения учебно-тренировочных сборов. Там работали и играли с лучшими командами Болгарии. А потом меня пригласили тренировать сильнейшую команду Болгарии - софийский ЦСКА, который был укомплектован лучшими футболистами страны: Стоичков, Пенев, Костадинов, Иванов. Основа сборной, с ними можно было решать задачу. Сильная была команда.

Но, к сожалению, наш бюрократический аппарат не дал возможности реализовать этот проект. Мои документы оформлялись более полугода. Это нонсенс, и главное, в то время повлиять на это было невозможно! Столько времени команда не могла находиться без главного тренера. Поэтому контракт был заключен с другим столичным клубом «Славней», которая, конечно, по своему потенциалу уступала ЦСКА. Мы поработали достаточно плодотворно, успешно выступили в чемпионате. После чего меня назначили консультантом национальных сборных команд Болгарии, где я получил все-таки возможность поработать с замечательными болгарскими футболистами, которые были упомянуты выше.

- А в Кувейт вас Лобановский пригласил?

- Да, в Кувейт меня пригласил Валерий Васильевич. Это было не лучшее время в моей жизни, и я хочу сказать, что именно Валерий подставил мне свое плечо. Он был главным тренером сборных команд Кувейта, работал очень успешно, выиграв Кубок Персидского залива. Я был старшим тренером олимпийской сборной. У нас снова было одно общее дело. Это был достаточно интересный опыт. Мы пытались создать конкурентноспособные команды из футболистов-любителей. Я думаю, что нам это удалось. Кстати, уже после отъезда Валерия Васильевича из страны сборная Кувейта реализовала заложенный им потенциал, снова выиграв Кубок Залива.

- Система - как у нас? Главный тренер первой сборной указывает направление, а все остальные сборные - олимпийская, молодежная - следуют этому пути.

- Да. Главный тренер выстраивал концепцию. В рамках этой концепции работали олимпийская, юношеские сборные. Если из олимпийской сборной игрок попадал в первую, то попадал с определенным запасом подготовки и пониманием тех задач, которые ему предстояло решить в главной сборной. Благодаря этому он не выпадал из ансамбля.

А.Ш. Будучи председателем комитета по работе со сборными командами, в 1998 году он становится «Человеком года» - как лучший организатор футбола Украины.

На протяжении многих лет, помимо основной работы, Олег Петрович передает свой бесценный опыт, читая лекции в Центре лицензирования Федерации футбола Украины, повышая уровень квалификации тренеров профессиональных и детско-юношеских команд. Не могу не сказать (знаю с достоверных источников), что лекции Базилевича заканчиваются аплодисментами. Он обладает удивительной способностью преподносить информацию - доступно, просто, конкретно и исключительно интересно. О чем, собственно, убедился и сам, общаясь с Олегом Петровичем.

Знаете ли вы, что Украина - первая среди стран постсоветского пространства получила право на организацию обучения тренеров по программам УЕФА. Олег Петрович был организатором, лектором, экзаменатором...

Сегодня Олег Базилевич возглавляет научно-исследовательский центр футбольного клуба «Динамо» Киев.

Он полон сил и желания помочь клубу справиться с трудностями и достичь желаемых результатов.

Понимаю, что наша беседа подходит к концу. Вижу, что Олег Петрович торопится. И как вы думаете, куда? На базу в Конча-Заспу! Работать.

Этот человек действительно живет футболом. Это то, что с первого удара пронзило его сердце и стало смыслом жизни.

Олег Базилевич: «Не существует предопределения. Есть только люди и их способность преодолевать препятствия».

Он старается жить обычной жизнью, двигаясь по ней необычным путем...

- Олег Петрович, в двух словах, что для вас футбол? (Смотрит на меня с некоторым удивлением…)

- Это моя судьба, моя любовь. Это моя жизнь...
Журнал Футбол

Легендами не рождаются. Изо дня в день совершенствуя свою личность, этот человек стремился к цели: приняв решение - не сомневался, начав движение - не останавливался, достигнув вершины - штурмовал следующую...

Использованы фото из архива О.П.Базилевича

 
Rambler's Top100
© 2004-2008 Журнал «Футбол» | Валерий Цыбулько
01 02 03 04 05 06 07 08 09 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28