«ФУТБОЛ» :: 694 :: ИСТОРИЯ :: 19.06.2008

Редакционка Драка редактора с президентом
Австрия - Германия Der Wahnsinn Dauert!
Польша - Хорватия Вукоевич третий по бегу
Голландия - Румыния Когда твой друг в крови
Франция - Италия Синие в плену кошмара
Россия - Швеция Home Sweed Home
ЕВРО+ Греция - Испания    Наше мнение
Личности Я.Погребняк    Ханси Мюллер    Нихат
Всянка Украина    Южная Америка    Ассорти
  :: ДЯКОВ ПОГРЕБНЯК И ЕГО ВОСЕМЬ ЧЕМПИОНСТВ
 
::: Артём Франков  ::  Владимир Мыленко :::
Журнал Футбол

Яков Петрович Погребняк, советский партийный деятель, в 1971-87 гг. - куратор «Динамо» (Киев) со стороны ЦК Компартии Украины. Академик Академии наук судостроения Украины. Дважды кавалер ордена Ленина, дважды кавалер ордена Трудового Красного знамени, награжден орденом «За заслуги перед Украиной» 3-й степени, польским орденом. Автор четырех книг.

Родился 6 апреля 1928 года в деревне Соленая (под Боровой, Изюмский район Харьковской области) в бедной семье, в которой было шестеро детей. Во время голода 1932-33 гг. отец почти нелегально (покидать место жительства без специального разрешения было запрещено) устроился работать на шахту в Горловке (Донецкая область)и перевез (точнее, перевел - пешком...) семью, чем и спас ее. Кроме двух дочерей, который умерли от голода.

Яков Погребняк после войны закончил в Артемовске техникум, затем Донецкий индустриальный институт, был заместителем секретаря комсомольской организации вуза. В 1954 году начала работать на Новокраматорском машиностроительном заводе, где и выдвинулся по партийной линии. Делегат XXII съезда КПСС (1961), принявшего решение о выносе из Мавзолея на Красной площади тела Сталина. Возглавлял Полтавский промышленный обком партии, обкомы партии в Ивано-Франковске (1966-69) и Николаеве (1969-71). Тогда же закончил Одесский сельскохозяйственный институт. С 1971 года - секретарь Центрального комитета КПу, курировал торговлю, машиностроение, всю легкую промышленность, транспорт и... футбол, а с 1985 года отвечал и за борьбу с пьянством во время приснопамятной антиалкогольной компании. Первый секретарь Львовского обкома партии (1987-90).

В настоящее время на пенсии, однако активную деятельность не оставляет - председательствует в обществе украино-польской дружбы, что особо актуально в преддверии Евро-2012.
::: «ПРЕДИСЛОВИЕ ОТ ГЛАВРЕДА» :::
::: История... Для многих то, о чем мы сейчас будем говорить - дремучий лес. И даже не то страшно, что дремучий -страшно, что соваться в него лень, правда? А себя оправдываем: мол, кому оно нужно, кому оно интересно...

Мне - интересно. И невероятно важно - постараться понять. Быть может, потому что я родился в 1970 году, советское время изрядно застал и вообще невыносимо стар по нынешним кадровым и всяким прочим меркам. Есть и журналистское - грех не поговорить с очевидцами, людьми, которые были причастны к таким событиям, о которых мы нынче вспоминаем лишь по стойке «смирно» и приложив руку к козырьку - например, еврокубковым победам «Динамо»!

И вот мы в кабинете Якова Петровича. Точнее - комнате, которую ему любезно предоставила фирма, которой он в свое время помог... Такова вечная участь пенсионеров -отойти на второй, а то и на третий-четвертый план, остаться лишь в виде скупых строк из официальных биографий. К счастью, с Погребняком этого не случилось - его пресса вниманием не оставляет. Вот и мы с Володей Мыленко наведались. Для него, к слову, партийное руководство, пронизывавшее все сферы нашей жизни, по-моему, такой фантастикой выглядит - ну словно с другой планеты! А так и было. Люди те же - а жили совершенно иначе. Даже дышали немножко по-другому. Не хуже и не лучше, тут у каждого свое мнение («виноват, вы сию минуту хотите устроить дискуссию?» (с)) - ИНАЧЕ.

Наши комплименты гостеприимному хозяину не надуманы и не наиграны - для человека, совсем недавно отметившего 80-летие, Яков Петрович потрясающе подтянут и бодр. Никакой обрюзглости, прожилок вен, отвислости живота и пр. - за 60-летнего запросто сойдет! Если не изучить предварительно биографию собеседника... Ну, как изучить - почерпнуть кое-какие сведения для поддержания разговора.

Меня всегда восхищали люди, которые прошли по жизни прямо, не склоняясь, храня верность своим убеждениям и моральным принципам. Даже если не согласен с ними по многим вопросам - никак нельзя не уважать! Не всем давно иметь такой стержень, такую путеводную звезду, многие всю жизнь тыкаются из угла в угол слепыми кутятами.

Всевластная КПСС наградила народ разными персонажами - в том числе и такими, как Погребняк. Не украл, не припас, ни себе, ни родственникам. Совесть чиста, как пуст кошелек! Простите за личное, но это как мы с папой деда нашего доставали - мол, почему ничего после тебя, кроме огромных шкафов с книгами? «А я читать любил...» И, добавлю, чтобы чужое взять - никогда! На уровне табу.

Вы можете не верить, но среди коммунистических «заправил», «бонз», как их принято именовать в настоящее время, была масса совершенно бескорыстных людей, убежденных, что трудятся во благо народа и страны! Более того, совершенно правых в этом своем убеждении! Увеселения первых секретарей вроде выезда на охоту...

...Погребняку доводилось принимать у себя в Ивано-Франковске первого секретаря ЦК КПУ Шелеста. На медведя ходили, тот был завзятый охотник. С первого раза не получилось - медведь учуял пивное амбре одного из помощников Шелеста и сбежал. Но со второй попытки Шелест завалил готовившегося к спячке и запасавшегося мясом хищника (его на кусок лошадиной туши приманивали). Был счастлив. Ага, экологию нарушал, животину изводил, всё точно. Представляете, тогда в лесах под Ивано-Франковском бродило около трех сотен косолапых! Сколько их там сейчас, интересно. Вряд ли их всех секретари извели, скорее уж, их ретивые последователи..:

...выглядят такими невинными забавами по сравнению с тем, что творится в независимой Украине! У партийных деятелей советского периода только глаза на лоб лезли да челюсть отпадала - это ж надо, такое в родной державе творить! Яков Петрович не без дрожи в руках охотно разворачивает статистические справочники - клята комунистычна влада оставила в Украине около 25 миллионов голов крупного рогатого скота; спустя несколько лет поголовье уменьшилось вчетверо, упав ниже уровня 1913 года. И если б такое наблюдалось лишь среди коров да быков... Сала скоро своего не будет - станем из США завозить. Как говорит Погребняк: «Изобилие-то на полках магазинов вроде бы наблюдается... Да только эффект это внешний - по-моему, если бы покупательная способность у людей была хотя бы на уровне 1990 года, смелИ бы всё вмиг!»

Поверьте, уж чье, чье, а мнение Погребняка по этим вопросам весит очень много.

Сколько ни старался отыскать какой-нибудь компромат на бывшего «многократного секретаря» - не получилось ни черта! Даже во Львове, уж на что националистически настроенном городе и регионе, куда Якова Петровича явственно послали сдерживать понятные устремления, о нем дурного слова не говорят.

«У меня ведь тогда положение было отнюдь не проще, чем в Вильнюсе и Тбилиси. И то, что у нас во Львове всё прошло мирно, не пролилась кровь - считаю заслугой. Горжусь этим! Хотя критиковали меня со всех сторон. Сверху - мол, недостаточно жесток по отношению к «этим националистам», снизу - понятно за что. Потом, правда, на выборах в Верховный Совет СССР меня прокатили, но во Львовской области всем партийцам досталось. В соседнем Тернополе все без звука прошли! Поэтому то, что я собрал 42 процента голосов, - наверное, огромный успех...»

Прекрасно вспоминают о нем и в Николаеве, и в Ивано-Франковске... Погребняк вообще какой-то живой символ единства Украины, в том числе и футбольного - где ему только ни доводилось трудиться!

«Яков Петрович, а ведь у вас были все основания затаить такую злобу на советскую власть, что о какой там партийной карьере говорить - как бы во враги народа не загреметь!» - это я спросил уже после того, как беседа, почти исчерпав футбольные вопросы, перетекла в совсем уж житейское русло.

«Да, Артем... Но не было у меня такого настроения. Даже не задумывался, наверное. Дело не в страхе - в чем-то другом... Возможно, у меня слишком много времени отнимала учеба и работа - а жили мы очень бедно, и когда-то родители так радовались, выстроив себе мазанку в одну комнату с низенькими потолками на терриконе, что сейчас и вспомнить смешно, а работать приходилось всем, и думать приходилось, чтобы найти кусочек хлеба, а не о глобальных проблемах... Только смех тот будет сквозь слезы. Мог ли я задуматься о чем-то во время войны? Опять смешно, правда? Ну а моя уже боле сознательная молодость пришлась на времена перемен. Как можно передать нынешней молодежи ощущение гордости победившего народа? А как передать вольный ветер перемен в 50-х? Ведь я и продвигаться стал по партийной линии, потому что всей душой поддержал, когда Партия осудила творившееся в стране предыдущим руководством -культ личности, репрессии... Думаете, так всё просто было у Никиты Сергеевича Хрущева - выступил с докладом и всё, сталинизм закончился? Очень многие в то время, мягко говоря, не поняли происшедшего! Мне, возможно, по молодости, было намного легче...»

«Много, Артем, и хорошего, и плохого делалось при нас. И люди были разные... Вот только тех, кто своему делу, народу служил искренне и преданно, тех, кто ничего со своей работы не заимел, было, как мне кажется, гораздо больше. Те злоупотребления, что случались в то время - помню, наказали одного за то, что казенным вагоном семью в Крым отдыхать отправил, с работы сняли! - выглядят такой мелочишкой по сравнению с нынешними «подвигами»...»

Однако же пора переходить непосредственно к футболу. То есть к интервью. Вы уж простите это отступление - надеюсь, оно позволит вам понять, с кем мы говорим и в каком духе разговор проходил.  :::
Журнал Футбол

ФОТО. Молодой секретарь Николаевского обкома КПУ встречается с избирателями

::: «ПРОБУЖДЕНИЕ ЛЮБВИ» :::
:::  - Яков Петрович, у вас ведь в ранние года особых футбольных привязанностей в биографии не прослеживается. Может, мы не знаем просто... Вы с пеленок футбольный болельщик или где-то «по ходу» пристрастились?

- Не могу сказать, что я знаком с футболом с детства. В юные годы я жил в Горловке, где серьезного футбола не было. В Донецке, который тогда еще назывался Сталино, я уже ходил на футбол. Вот в те годы, когда я был студентом Донецкого индустриального института, и начало зарождаться какое-то чувство к футболу. Но фанатиком, как принято говорить нынче, я и близко не был. В Краматорске, куда я попал на машиностроительный завод после окончания института, тоже никакой серьезной команды не было. Кто-то на заводском уровне бегал...

Ближе к футболу я стал в Николаеве, куда меня направили первым секретарем обкома. Конечно, я туда не на футбол приехал, а работать -поэтому первое время не до походов на стадион было. Область ведь тяжелая, своеобразная, миллион тонн хлеба давала, пять крупнейших судостроительных заводов - это чтобы был понятен масштаб работы! Сам Брежнев несколько раз звонил, узнавал по хлебу, по строительству авианосца... Тем более, я прибыл в Николаев в мае, а там в такое время уже посевная начинается, а в июне обычно засушливое лето. Так что работы было очень много.

Была в Николаеве команда «Судостроитель», я уж не помню, в какой лиге она играла. Играла так себе, надо сказать. Я первое время узнавал о ее существовании от одного из секретарей - он мне сообщал о победах, поражениях. А однажды заходит он ко мне (это уж с полгода прошло после моего назначения) и говорит - Яков Петрович, вас Николаев не примет. Я спрашиваю, почему. Оказывается, мой предшественник всегда ходил на футбол, интересовался положением вещей в команде. На стадионе даже «правительственная ложа» была для местного руководства.

Поначалу я даже возмутился как-то, а потом подумал, что, возможно, он и прав - всё-таки Николаевский судостроительный завод это такая махина, 30 тысяч человек на нем работает... Ну хорошо, отвечаю, пойду я на футбол. Но в области все время какие-то проблемы, то из Москвы, то из Киева звонят - сами понимаете, не до внимательного созерцания. Мысли были в другом месте. Через некоторое время секретарь снова ко мне подходит - а вот предшественник ваш, тот весь матч по ложе расхаживал, руками в сторону поля размахивал, эмоции выражал, так сказать. Ну, я как-то так и начал эмоционально реагировать на происходящее на поле, изображал, хотя мыслями был далеко. А полстадиона пыталось рассмотреть, что же там новый первый секретарь! И после такого моего «преображения» по Николаеву пошла молва, что Погребняк все-таки уважает футбол. К тому же команда выиграла.
Журнал Футбол

Но вы же понимаете, что и обратная реакция была неизбежна. Вот во мне как раз тогда и зашевелилось что-то такое в плане уважения к футболу. Через некоторое время я собрал руководителей заводов с целью оказать посильную материальную помощь команде. 

:::

ФОТО. Партийные кураторы украинского спорта, о роли которых сейчас не принято вспоминать. Яков Погребняк внес огромный вклад в процветание киевского «Динамо», В.Сологуб, занимавшийся среди прочего гандболом, — в великий киевский «Спартак» Игоря Турчина...

::: «И ПРИШЕЛ ЛОБАНОВСКИЙ» :::
 - Потом была столица Украины…

Именно из Николаева меня забрали в Киев, на должность секретаря ЦК, самого молодого, кстати говоря. Я и первым секретарем обкома был самым молодым на весь Советский Союз. Там мне, кроме всего прочего, и комитет по спорту достался. Вообще-то им должен был заниматься секретарь ЦК по идеологии, но эту должность в то время занимал академик Овчаренко, которому разрешили и директором института остаться. Поэтому спорт у него забрали еще до меня. А мне, так сказать, в наследство от предшественника остался.

В этот комитет входил не только футбол, но и много других видов спорта. Но самым главным был, разумеется, футбол.

Когда я стал секретарем ЦК, главным тренером «Динамо» был Севидов. Александр Александрович был, конечно, не мэтром, но отличным специалистом. У меня с ним хорошие отношения сложились.

В 1972-м спорт передали новому секретарю по идеологии, но футбол оставили за мной. Увидели, что я проявляю к нему интерес, рвение, повышенную ответственность... Да и «Динамо» в 71-м чемпионом стало. Решение это принял новый первый секретарь ЦК, Владимир Васильевич Щербицкий. Так и сказал – футбол остается за тобой! (В мае 1972 года предыдущего первого секретаря Петра Шелеста, которым был недоволен Брежнев, направили в почетную ссылку, его сменил Щербицкий, который работал Предсовмина республики... Ну, это долгая история. Чтобы вы понимали на будущее: Щербицкий был из днепропетровско-днепродзержинского клана, как и Брежнев, в последние годы правления Хрущева (1963-64) угодил в опалу... Но здесь мы подчеркиваем именно его происхождение из Днепропетровской области. Точнее, он еще в Екатеринославской губернии родился... Дальше будет понятно, к чему эта оговорка. Удивительно по нынешним временам и совершенно естественно по тем -преданно болеть за «Динамо» «некиевскость» Щербицкому совершенно не мешала. - Ред.) - В футбольных кругах суеверия развиты со страшной силой, так что, наверное, футбол вам на фарт оставили - мол, еще выиграем, раз первый раз с Погребняком получилось!

- Наверное (улыбается)... А у меня тогда забот было - не в сказке сказать! В Харькове один завод на новые тракторы переходил, второй - на новые турбины для атомных электростанций. (Из неофициального. «А, «Турбоатом»... Ничего, сейчас его обанкротят, потом приватизируют - метОда известная». Погребняк даже несколько удивленно взглянул - ага, чего-то понимаете... - Ред.)

А распределение фондов... В общем, до любви как таковой было еще далеко, но ответственность я чувствовал. Тем более что я прямо отвечал за футбол - как говорится, не было крайнего.

В те времена был заведен такой порядок, что Политбюро всё вместе обедало. Нас было двенадцать человек - первый секретарь, пять секретарей, председатель Совмина, председатель Президиума Верховного Совета, КГБ, город, профсоюз. В общем, руководящий состав. На собственно обед уходило максимум полчаса. Затем обычно решались вопросы. Иногда даже до споров доходило, в основном между «верхней тройкой», ну и мы свои пять копеек вставляли.

Происходило всё примерно так. Секретарь ЦК, отвечающий за село, говорит - у нас не хватает крупного рогатого скота, который дает высокие надои. Не можем мы вырастить! А потому желательно закупить, скажем, в Норвегии. Щербицкий спрашивает - сколько это будет стоить. Секретарь сообщает сумму в валюте. Первый секретарь обращается к Председателю Совмина - Александр Павлович (Ляшко. - Ред.), что вы на это скажете? Тот одобряет идею - мол, нужное дело - и обещает выделить деньги из резерва...

Кстати сказать, спорить мы тогда спорили и точку зрения свою отстаивали очень активно. Но когда решение принималось - действовали в согласии с ним, и никто уже свое отдельное мнение на люди не выносил. В интересах дела.

Много других вопросов решалось именно во время этих обедов. То строителей надо перебросить на строительство крупнейшего металлургического комбината в Кривом Роге (того самого, который сейчас у нас выкупили ребята, что в то время, когда он строился, пешком под стол в очень далекой стране ходили), то разобраться с поставками мяса в Москву. Первый секретарь Московского обкома Гришин, он же главный куратор и болельщик «Спартака», всё время возмущался, что недодаем... (Эх, если бы всё, что Погребняк тогда недодал -да к нам на стол! - Ред.)

И вот на одном из обедов, в день матча «Динамо», Щербицкий у меня и интересуется - как обстоят дела в команде. Как «Динамо» сегодня будет играть - спрашивает. Нормально, отвечаю. А Мунтян будет на поле? Да вроде будет. А Колотов как там? А я всей информацией не владел, начал запинаться. Щербицкий махнул рукой, расстроился. И я тогда понял, что мне, кроме ответственности, надо еще и любить футбол!

Поэтому я взял себе за правило в день матча с утра говорить с Лобановским, узнавать о жизни команды, новостях. У нас с ним была прямая телефонная связь, так что я мог в любое время позвонить.

Помню, была история с финалом Кубка СССР 1973 года. Когда «Динамо» проиграло «Арарату», я ночь не спал. На работу шел с ватными ногами. Чувствовал, что мне достанется. Мы все в ЦК обычно на работу приходили к девяти, а Щербицкий - где-то к 10-ти. Вот сижу я и жду - когда же он позвонит. Без четверти десять - звонок! Не помню даже, поздоровался Щербицкий или нет. Но слова его помню: «Яков Петрович, чтобы я такого позора, как вчера, больше не видел. Делайте, что хотите!» И тогда мы уже начали задумываться о Лобановском.

Собралась по этому поводу целая команда - я, заместитель председателя Совета Министров УССР Владимир Семичастный (тот самый, что в свое время КГБ СССР возглавлял, его к нам вроде как сослали - больно много знал), замминистра МВД генерал-лейтенант Катаргин, председатель совета ДСО «Динамо» Михаил Бака, Леонид Кравчук (он тогда зам-завотдела ЦК был), Иван Клопов (завсектором физкультуры и спорта в ЦК) и другие товарищи. Вот все мы обмозговали этот вопрос - и вышли на Лобановского.

- А кто первым назвал фамилию Лобановского?

- Знаете, это мог быть и сам Щербицкий! У Владимира Васильевича целый личный штаб был, который занимался футболом. Вообще, Владимир Васильевич очень серьезным болельщиком был. Помню, в 1967 году приезжал он вручать орден нашей области (я тогда в Ивано-Франковске работал). Так вот, попросил он меня сделать перерыв в торжественной части. Я не понял зачем, но сделал. Владимир Васильевич вышел - и отправился, я уж не помню, то ли по телевизору смотреть, то ли к радиоприемнику слушать репортаж о матче «Динамо». Послушал и довольный («Динамо» тогда, кажется, выиграло) вернулся на свое место!

Если охарактеризовать Щербицкого двумя словами, то он был любитель и знаток футбола. Во время матча натуральные конспекты вел. Сядет в сторонке и пишет что-то вроде «8-я минута, ударил Колотов. Мазила». Подсчитывал удары и угловые! «Динамо» он, конечно, помогал, отстаивал интересы команды и самого Лобановского даже перед московским начальством.

- Что вы знаете и можете сказать о версии с сыном Щербицкого? Ее приводили, ссылаясь на начальника команды при Лобановском в «Днепре» и «Динамо» - Александра Петрашевского. Дескать, он был вхож в семью

Щербицких, прекрасно знал о пагубных пристрастиях Щербицкого-младшего (наркота. - Ред.), а отец считал Лобановского и футболистов подходящей компанией, способной его вытянуть...

- Ни подтвердить, ни опровергнуть не могу- Знаю только, что с футболом Щербицкий-младший связан был - хотя бы потому, что был женат на бывшей супруге футболиста Поркуяна. И в «Динамо» он был вхож. (Всё же мы не желтое издание, да... Вот и оставим женскую линию в стороне. - Ред.)

Вообще на решение пригласить Лобановского повлияли объективные факторы. В свое время он был классным игроком. В «Днепре» показал себя отличным тренером, вывел команду в высшую лигу, там тоже отлично с командой сыграл. Да и своего, родного тренера хотелось...

Во время одного из обедов Щербицкий меня спрашивает - кого будем брать? Я предложил Лобановского. Как оказалось, у Владимира Васильевича тоже было такое мнение.

А Севидов, конечно, с обидой из «Динамо» ушел. Теперь уже я считаю, что не надо было нам так грубо с ним... Но - такое было время и такие порядки.

Пригласили мы Лобановского на беседу, сказали ему о решении. Не могу сказать, что он подпрыгнул от радости, услышав о «Динамо». Аргументы у него были такие - я же понимаю, что это «Динамо», уровень, дескать, критиковать будете (за то, что в «Днепре» ему прощалось). Но и не отказывался. Спросил только, будем ли мы помогать.

Я ему ответил, что футбол у нас на первом месте и что любые вопросы можно решить со Щербицким. А время ему дадим.

(Окончание следует)
 
Rambler's Top100
© 2004-2008 Журнал «Футбол» | Валерий Цыбулько
01 02 03 04 05 06 07 08 09 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28