«ФУТБОЛ» :: 679 :: ВИКТОР НОСОВ :: 21.04.2008

Редакционка Непраздничное настроение
Украина :: 26 Руïна
«Таврия» - «Черноморец» Преображение зомби
Германия :: Ку Финал: Первый из трёх
Англия :: 35 Кто сказал, что она умерла?!
Италия :: 34 Римские подарки
Испания :: 33 Призраки прошлого, или...
Памяти Виктора Носова Сердце седого льва   
Всянка Россия 06    Франция 34    Ассорти
Руслан Мармазов :: СЕРДЦЕ СЕДОГО ЛЬВА
 
::: ВИКТОР ВАСИЛЬЕВИЧ НОСОВ :::
Журнал Футбол

Родился 19 июля 1940 года в селе Красная Речка Хабаровского края.
Умер 17 апреля 2008 года в Донецке.
Мастер спорта СССР (1962), заслуженный тренер УССР (1979).
Начинал играть в группе подготовки «Шахтёра» в 1954 году.

Финалист Кубка СССР (1963).
В списках 33-х лучших футболистов УССР (1963).

ИГРОВАЯ КАРЬЕРА
 
Год Клуб Дивизион Ч К
1959  «Шахтер» B 11/0 -
1960  ЦСКА М Д - -
1961 СКА Р/Д B 22/0  4/0
1962  СКА Р/Д B  6/0 -
1963  «Шахтёр» B 27/0  4/0
1964 «Шахтер» B  13/0  -
1965  «Авангард» X I  36/4  -
1966  «Шахтер» B  7/0  -
1966  «Локомотив» Д II  22/2  -
1967  «Локомотив» Д II  40/0  -
1968  «Сельстрой» Пл I  40/0  -
1969  «Сельстрой» Пл II  40/0  -
1970  «Строитель» Пл II ?/1  -
1971  «Строитель» Пл II ?/? -
1972  «Шахтер» Мак II 38/0 -

Тренировал
макеевский «Шахтёр», полтавский «Строитель», «Кривбасс» Кривой Рог, «Виктори» Мале (Мальдивская республика), «Пахтакор» Ташкент, «Заря» Луганск, «Динамо» Ставрополь, «Верес» Ровно, «Темп» Шепетовка, «Шахтёр», «Шахтёр»-2 Донецк, «Ворскла-2», «Ворскла» Полтава.
Работал в детско-юношеской футбольной школе «Шахтёра».

С донецким «Шахтёром» как тренер был финалистом Кубка СССР (1978).
Как старший тренер становился вице-чемпионом СССР (1979),
дважды выигрывал Кубок СССР (1980, 1983) и
дважды был финалистом (1985, 1986).
Победитель Суперкубка СССР (1984).

Под его руководством донецкая команда добивалась наивысших успехов в чемпионатах СССР.

Журнал Футбол

Печально смотреть, как уходят донецкие футбольные легенды. Сафонов, Старухин, Головко, Прокопенко, теперь вот не стало и Виктора Носова. 17 апреля Виктор Васильевич умер в больнице. Сердце... Избитое тренерской судьбой сердце не дало ему возможности еще пожить, порадоваться футболу, поработать... 67 лет человеку было, не мальчишка, понятно, и помирать, ей-ей, рановато. Эх, кабы нас наверху спрашивали, когда кому пора...

Последние дни Васильич лежал в одной из донецких клиник. Сердце стало сбоить, но он держался. И, кстати, был верен себе. Будучи одним из самых именитых украинских тренеров, Носов жутко негативно, как-то даже болезненно относился к любым проявлениям внимания к своей персоне. Вот и здесь всячески пытался «затихариться».

Но Донецк - не Пекин. Здесь каждый человек на виду, а уж личностям такого масштаба, как Носов, просто нереально спрятаться. Понятно, всем неравнодушным к футболу людям стало моментально известно, что Виктор Васильевич занемог. Тут же начались звонки, мол, может надо что, лекарства или еще какая помощь требуется? Носов в своей фирменной манере сообщал, что всё под контролем, ничего не требуется. И просил ни в коем случае не приезжать проведывать. В плохой-де форме, вот поправится чуток, тогда и можно будет с визитами нагрянуть.

Мы с фан-клубом «Шахтера» хотели было нарушить запрет Носова и сюрпризом нагрянуть в больницу, поддержать. Как бы он ни скромничал, всё равно было бы приятно, что болельщики приехали пожелать здоровья, так ведь? Но навели справки у врачей, оказалось, что беспокоить Василича и правда нельзя. Дело сложнее, чем можно было подумать. Он перенес одну операцию, а во время второй умер... Ушел из жизни чудесный человек, большой тренер, личность не только украинского, но и всего советского футбола.

Когда умирает хорошо знакомый тебе человек, невольно начинаешь вспоминать самые яркие моменты, связанные с ним и запечатленные в закоулках памяти. Неожиданные сюжеты порой подсознание выдает на-гора. Нет, понятно, что Носов - это союзное серебро 1979 года, Кубки 1980 и 1983, Суперкубок СССР 1984, плеяда ярчайших игроков «Шахтера», игравшая под его началом. Но есть и другие фрагменты, совсем неофициальные, где-то даже бытовые. В них человек виден ничуть не хуже, чем во дни помпезных церемоний вручения наград, согласитесь.

Я рискну позволить себе совсем личностные моменты. Так уж мне повезло, что в детстве для меня, пацана, он был не просто небожителем (а футбольных людей мы именно так и воспринимали), а дядей Витей Носовым, коллегой и близким товарищем моего отца. Наши семьи частенько пересекались на каких-то торжествах, я дружил с Витькой Носовым-младшим, это потом нас судьба разметала... А Носов-старший мне всегда казался воплощением льва. Рыжая грива непокорных волос, темпераментные, по-модному выведенные бакенбарды, кожаный пиджак - предел мечтаний стиляг... В общем, сильный, состоявшийся человек.

Успешный! И всегда такой спокойный, неторопливый. Внешне, разумеется.

Отец часто рассказывал, как «Шахтер» в межсезонье оказался в Марокко и ему как руководителю делегации вместе с главным тренером Носовым пришлось пройти через многочисленные приключения, прежде чем чуть ни через полтора месяца команда добралась до Донецка. Я помню их, загорелых, обветренных горячими ветрами Касабланки. Это в нашей-то неуютной зимней бледности! И такая от этих крепких мужиков исходила уверенность... Рядом с ними было спокойно и надежно.

А потом я жутко удивился, когда узнал, что после игры Носов часа на два закрывается один в комнате и никто его не имеет права потревожить. Ни жена, ни дети, абсолютно никто. Потому что ему надо вернуться в себя после переживаний матча. И этот сложный путь Виктор Васильевич предпочитал проходить в одиночку.

Я, по чести сказать, вообще слабо представлял Носова нервничающим. Ну, по ходу игры вскакивал, когда момент острый, кричал что-нибудь, давал команды... Это ведь нормально для тренерского ремесла. И никто не представлял, что у него в это время в душе творилось... Чего ж удивляться, что огненная шевелюра стала белой до срока. А черты лица приобрели чеканную резкость, простите мне такое сравнение, но ничего с собой не могу поделать. В нашем футболе есть несколько человек, которые своими чертами отчего-то всегда ассоциировались у меня с индейскими вождями. В понимании мальчишки, выросшего на книжках Фенимора Купера. Такая, знаете ли, мудрая мужественность, отпечаток непростых покоренных дорог, благородная усталость от каждодневных боев... Это Заяев, Кучеревский и Носов. Люди из прежних времен. Таких сейчас уже не делают...

Носов все переживания носил в себе. Горел изнутри, но виду не показывал. И так годами, десятилетиями. Сколько сердце могло держать такой ритм, такое напряжение? Да, по спортивным, и вообще по человеческим меркам Василич ушел красиво. Не стал дожидаться дряхлой старости... Но, знаете, всё равно очень рано он покинул футбольное поле этого света. Идей у человека было, планов разных - море! И всё это - помноженное на его грандиозный, во многом уникальный опыт. Сколько еще мог сделать... Впрочем, в каком бы возрасте люди, подобные Носову, ни уходили - всё равно будет рано. Это же золотой фонд футбола.

И еще хочу поделиться одним, на этот раз чисто журналистским переживанием. Когда уходит значительный человек, личность - жутко обидно становится, что с ним нас безвозвратно покидает частица знаний. Понятно, что опыт, тем паче тренерский, полностью передать невозможно. Так, какие-то отдельные наработки, приемы, наблюдения... Я о другом. Ведь Виктор Носов прожил сумасшедше интересную футбольную жизнь. В стольких странах бывал, сколько игр интересных видел, с какими людьми был знаком! Только теперь всё это уже описать не получится. Точнее, может и выйдет, но со слов очевидцев, современников.

Виктор Васильевич Носов в своей несусветной скромности огораживал себя непролазным забором от любого любопытства. Такой уж он был человек... Сколько раз я пытался сделать с ним интервью, заставить наговорить на диктофон воспоминания... Как-то случайно встретил Васильича на донецкой улице, пока вместе шли, потолковали о том да о сем. Поинтересовался его здоровьем, знал, что у Носова проблемы с суставами (у кого из футбольного люда такого нет?), он, как обычно, соскочил со своей личной темы на нейтральные мотивы. И тут, уж не помню к чему, но вдруг в разговоре всплыли Мальдивы.

Если кто не в курсе, в творческой биографии Носова был такой экзотический пункт. Он по контракту (для советских специалистов - верх мечтаний) учил играть в футбол спортсменов этой островной республики, рассыпанной по участкам земной тверди посреди Индийского океана. Мальдивы в ту пору еще не были доступны такому количеству граждан, как сейчас, потому я высказал законное предположение, что Виктору Васильевичу откровенно повезло потрудиться в таком благословенном месте.

А он грустно усмехнулся: «Знаешь, там действительно чудесно. Белый песок, прозрачный океан, небо такое синее, что и представить тяжело, райский климат... Но это если отдыхать пару недель. Только пить там можно лишь дистиллированную воду, иначе хватанешь заразу какую-нибудь. А за пару лет она вымывает кальций из организма так, что зубы высыпаются, кости становятся хрупкими. Потому в этом раю немцы и французы не очень рады работать. Ну, а наши...» Потом Васильич в тему вспомнил, как во время мальдивской командировки ехал по песчаной насыпи, а по две стороны от нее залегли какие-то аборигены с оружием - в стране было неспокойно, постреливали. Но узнав тренера, противники дали понять, что можно ехать без боязни. Страху советспец все равно успел натерпеться, но добрался живым и здоровым.

Стоит ли говорить, что рассказ меня как шилом кольнул. Это же самый что ни на есть журналистский «жир». Любопытнейшие, бесценные для болельщиков сведения! Носов тут же спохватился, что и так много лишнего рассказал. На настойчивый призыв поделиться еще информацией из личных закромов знаете, что отвечал? Примерно такое: «Каэца, давай в другой раз как-нибудь... Еще, каэца, скажут, что Носов лезет в газеты, каэца, и журналы». Носов лезет! Только представить себе... А «каэца» - это у Василича была такая присказка, словцо-паразит, производная от «кажется» - постоянная тема для дружеского подтрунивания коллег и соратников. Чем больше Виктор Васильевич волновался, тем чаще встречалось знаменитое «каэца». И этого нам тоже будет не хватать...

Пишу сейчас и ловлю себя на ощущении светлой грусти. Светлой, потому что вспоминаю очень уж позитивного человека, большого профи, оставившего после себя добрый след на земле. А грусть... Тут и объяснять особо ничего не надо. Васильича больше нет с нами... Значит, в небесной команде срочно понадобился классный тренер.
Журнал Футбол

Сценка из марокканского вояжа. Справа налево: Михаил Калинин (начальник команды), Виктор Носов, Леонид Мармазов и переводчик

Rambler's Top100
© 2004-2008 Журнал «Футбол» | Валерий Цыбулько
Арсенал Барселона МЮ Фенербахче Рома Челси Шальке Ливерпуль
Милан Селтик Лион Севилья Реал Олимпиакос Порту Интер