«ФУТБОЛ» :: 660 :: ЮРГЕН КЛИНСМАНН :: 14.02.2008

Редакционка Завал
Юрген Клинсманн Суперстар с лучезарной улыбкой
КУЕФА :: 1/16 Избиение «красно-белых»
Паласио Аргентинский бриллиант
Тиберий Попович У нас уже был Тиби...
«Милан» - «Арсенал» Тупой и ещё тупее
Англия А сейчас - не тупой!
Память Ассан Ндиайе
Всяка Украина    Правда    Ассорти
Борис Талиновский :: СУПЕРСТАР С ЛУЧЕЗАРНОЙ УЛЫБКОЙ
 
::: «И КАСТА ЙОГИ - СТРАННЫЙ ИЗ КАРАСС...» (С) :::
(Окончание. Начало в «Футболе» №10)
Юрген Клинсманн Журнал Футбол № 660

9 июля 2006 года, Берлин. Фанфест, та самая Миля, многократно воспетая в репортажах с ЧМОГа, сборник пива и его любителей. Клинсманн и болельщики благодарят друг друга. На груди - данке, в душе - аналогично. А кто кому благодарен больше?

Иоахим Лёв как раз собирался на утреннюю пробежку по лесу, когда услышал сигнал мобильного телефона. Звонил старый знакомый Йоги (так обычно называют Лёва. - Б.Т.) Юрген Клинсманн. Они знали друг друга еще со времен выступлений Клинси за «Баварию». Лёв тогда работал в «Штутгарте», знакомство было скорее шапочным, а гораздо ближе они сошлись и сдружились во время учебы на тренерских курсах. Лёва, имеющего швейцарскую тренерскую лицензию, обязали получить немецкую, а Юрген воспользовался случаем с «дальним прицелом». Йоги с удовольствием и с пользой для дела принимал участие в клинсманновском сетевом проекте, взгляды на футбол и футбольную жизнь у них были схожими, и, как отозвался бы, наверное, о них американский писатель Курт Воннегут, они «были людьми одного карасса».

«Надо бы встретиться», - сказал Юрген, - я сейчас с семейством перемещаюсь в сторону Комо, в Италию. Приезжай, есть дело. Хочу предложить тебе место моего помощника в «манншафте». Ты как?». «Еду. Немедленно».

Лёв в то время был безработным. «Я скорее пошел бы тренером в региональлигу, чем, например, ассистентом даже в мадридский «Реал» работать с человеком, чьи взгляды на игру противоположны моим. А с Юргеном - всегда», - говорил Йоги. Друзья Лёва позже подтверждали, что после отказа Хитцфельда Йоги во всех разговорах и обсуждениях в футбольной среде кандидатуры будущего тренера повторял: «Не понимаю DFB-шников. Неужели они не видят, что лучше Клинси никого не найти?» и, когда узнал о назначении Юргена, был очень доволен.

Лёв приехал в Италию, они поговорили, и Йоги быстро согласился. Юргену нужна была помощь опытного тренера, его знания, но Клинси, как обычно, собирался не только использовать опыт Лёва, но и поучиться у него. Чего, собственно, и не скрывал. Лёв: «Он на меня не давил, мы обговорили сферы деятельности, и я довольно скоро предложение принял. Правда, когда вернулся домой, дня два еще прикидывал, правильно ли поступил. Потом успокоился и не пожалел».

В те же дни, когда Клинсманн и Лёв утрясали всякие мелочи будущей совместной работы, кто-то из членов TFK отправился в Цюрих с целью договориться в ФИФА об освобождении от работы в ней Хольгера Осиека, поскольку именно его планировали в помощники Клинсманну. Еще до назначения Клинси было объявлено, что менеджером сборной станет Оливер Бирхофф, а ассистентом будущего, неизвестного на тот момент главного тренера, - Осиек. Но отпрашивать недавно назначенного на пост руководителя отдела технического развития ФИФА Хольгера не понадобилось. Сам Осиек, прилетев из Канады после свадьбы сына, пожелал для начала переговорить с новым шефом «манншафта». Встреча состоялась в неустановленном месте (пресса так и не пронюхала, где! - Б.Т.) недалеко от германо-швейцарской границы. Осиек (позже, в интервью): «У Юргена свои представления о деле. Я это понял и от предложения TFK отказался. С Клинси мы расстались друзьями».

Недоволен таким положением дел был Беккенбауэр. Осиек - его, Кайзера, испытанный помощник. Он был ассистентом в сборной 1990-го, работал вместе с Францем в марсельском «Олимпике», и Кайзер, неплохо зная и Клинсманна, и Осиека, считал их тандем более перспективным. Но навязать своего человека Юргену было не под силу даже Францу.

Кстати, на ньюйоркских переговорах с Шмидтом и Майером-Форфельдером Юрген, в присутствии, конечно, Хобана и Мерсеро, помогавших ему в подготовке программы и подписании контракта, проявил себя человеком жестким и неуступчивым. Он получил тогда карт-бланш на преобразования, прежде всего в кадровых и организационных вопросах. Он старался при поддержке своих американских партнеров предусмотреть всё, насколько это было возможно. А у тех опыт был богатый...

...Клинсманн вспоминал, как Хобан однажды рассказал ему случай из собственной практики. В декабре 1993-го, за полгода до ЧМ в США, по просьбе спонсоров они с Мерсеро встретились с главным тренером сборной Бразилии Карлосом Альберто Паррейрой для оказания бразильцам помощи, не входящей в обязанности оргкомитета. Хобан: «Я считал это дружеским жестом, думал, что будет несколько пожеланий, мы, не напрягаясь, удовлетворим их, и все останутся довольны». Но каково же было удивление Хобана, когда он получил список, состоящий из почти 900 (!) пунктов. «Все почему-то думают, что сборная Бразилии - это фестивалящие разгильдяи и все их победы - следствие исключительно природной одаренности конкретного поколения игроков. Ох, какое это заблуждение! Бразилия была самой подготовленной, в том числе и организационно, командой на том ЧМ. Поскольку им предстояло жить в тренировочном комплексе не менее шести недель, то они требовали устроить всё так, чтоб игроков ничто не отвлекало от их непосредственных обязанностей. Весь лагерь был поделен на несколько зон. Была центральная зона, так называемый внутренний круг, где располагался отель для футболистов и тренеров, пара вспомогательных корпусов и поле. Так вот, сюда доступ был запрещен всем посторонним. Всем, включая функционеров из их конфедерации, спонсорам, женам, подругам и т.д. Для них был внешний круг...»

Этот опыт позже использовал Клинсманн для устройства базы «манншафта» под Берлином...

...А тогда, на ньюйоркских переговорах Юрген произвел впечатление не только подробно выстроенной программой, но и заключительными словами: «Я хочу вернуть прежнее уважительное отношение к нашей сборной, когда каждый соперник, ведя в счете на 90-й или даже на 93-й минуте, не мог быть до конца уверен, что он нас победил, когда этот соперник, пусть выиграв, осознавал, что случилось чудо, редкость! Я хочу вернуть время, когда перед футбольной Германией дрожал весь мир...»
Юрген Клинсманн Журнал Футбол № 660

Клинсманн над голкипером сборной Армении Березовским: так выглядела обложка «Футбола» в сентябре 1997 года

::: «ТЕМ БОЛЕЕ НИЧЕГО» :::
Юрген Клинсманн Журнал Футбол № 660

Формирование внутреннего круга в непосредственном контакте происходит весьма болезненно. На разминке с Бирхоффом

Оливер Бирхофф в качестве менеджера сборной Клинси вполне устраивал, поэтому никого другого он и не предлагал. Близкими друзьями они не были, но понимали друг друга очень хорошо. Впервые они встретились на поле еще в 1986-м в кубковом матче «Штутгарта», за который выступал Юрген, против «Байера» из Юрдингена, клуба Оливера. Швабы вели со счетом 3:0, и на второй тайм тренер «Байера» выпустил молодого Бирхоффа - это была его первая игра в профессиональном футболе. Клинсманн же был уже человеком более-менее известным, в этой встрече он забил два мяча. Сумасшедший матч закончился в дополнительное время со счетом 6:4 в пользу «Байера», и 18-летний дебютант Бирхофф тоже забил дважды.

Позже они играли друг против друга в Италии - Юрген за «Интер», а Оливер за «Асколи». «Он всегда был вежлив и крайне доброжелателен, - вспоминал Бирхофф. - Мы долго разговаривали при встречах, другие же немцы в серии «А» ограничивались дежурным наклоном головы. Кто я был тогда? Игрок-аутсайдер в команде-аутсайдере...». В сборную Бирхофф попал при капитанстве Клинсманна запасным игроком - они стояли просто на противоположных ступеньках иерархии. Но после двух мячей Оливера в финале ЧЕ-96 он стал основным конкурентом Юргена в нападении сборной на ЧМ-98. Бирхофф: «Нет, сложными наши отношения не были, просто оставалась небольшая дистанция: Юрген не из тех, кто подпускает других близко к себе, а я не из тех, кто набивается в друзья. Да и других людей воспринимаю такими, какими они есть». Более тесными отношения стали в 2002-м, когда Бирхофф переживал не лучшие времена в сборной,- Руди Феллер отодвигал его постепенно на вторые роли. Моральная помощь пришла из-за океана. Клинсманн открыто поддержал Бирхоффа, называл его лучшим действующим немецким нападающим международного класса. «Он часто звонил мне тогда, что-то советовал, успокаивал. Я был обрадован и даже немного удивлен, все-таки друзьями мы не были».

Встретились они снова в 2004-м в Лос-Анджелесе. Оливер закончил к тому времени футбольную карьеру, изучал менеджмент и проходил двухмесячную практику в «Найке» и «Кока Коле». Конечно, они созвонились, но поскольку Бирхоффу предстояли ознакомительные поездки по графику прохождения практики, то договорились встретиться позднее. Один из выездов Оливер должен был провести в «ЛА Гэлэкси», спонсируемом «Найком». Он приехал в Home Depot Center. «И вдруг я увидел Юргена на футбольном поле. Он играл с местными. Наблюдая, я вдруг осознал, что при всех его коммерческих замыслах и успехах он, прежде всего, футболист, которому нужно бегать и бить по мячу! Топтать траву, как мы говорили. Или быть тренером, судя по тому, как Клинси что-то втолковывал Брюсу Арене, а после - игрокам». Встреча получилась неожиданной, но прошла «в теплой, дружественной обстановке». Но и Клинсманн понимал, в чем может быть силен Бирхофф. «Вот тогда он мне и сказал: «Оли, ты должен стать менеджером, у тебя для этого все данные. Пусть сначала в клубе, зато потом в DFB».

Тут требуется некоторое уточнение. Формально менеджер у «манншафта» был - в Фуссбальбунде существовала должность директора сборной. Но это скорее был «надсмотрщик и проверяющий» от Союза, чем человек, занимающийся исключительно первой командой и ограждающий сборную и тренеров от ненужных дел. То есть необходимый минимум организации - и всё. Многое, правда, зависело и от личности функционера, отправляющего эту должность.

Так вот, более 13-ти лет таким DFB-директором выступал Бернд Пфафф. С Клинсманном он был знаком и вовсе двадцать лет. Пфафф знал Юргена еще со времен юношеской команды ФРГ, в которой Клинси играл. Бернд был тогда начальником отдела юношеских и юниорских сборных. «Росли» они параллельно, Юрген добрался до первой команды и даже стал в ней капитаном, а Пфафф - директором первой команды.

Первое столкновение между ними произошло накануне финала ЧЕ-96. При любом исходе игры Германия - Чехия должен был состояться послефинальный прием. Капитан, понаблюдав за подготовкой к банкету, решил вмешаться: «Судя по всему, состоится праздник для спонсоров. В этом случае команде там нечего делать. Игроки должны быть в своем кругу, а не изображать довесок к благодетелям». Пфафф попал в неудобное положение, в конце концов, у Союза были свои обязательства и соглашения. Спор тогда наружу не вышел, иначе пресса раздула бы его в скандал уровня 1974 года. Фогте принял сторону Клинсманна, и Пфаффу пришлось извернуться, чтобы уладить дело. Однако единственное, чего удалось добиться Юргену - разрешения для игроков появиться на приеме не в строгих костюмах при галстуках, а в свободной одежде. Но дисциплинированные немецкие ребята надели парадно-выходную одежду, и только капитан явился на банкет в джинсах. Юргена всегда возмущали нелепые, по его мнению, ограничения и требования. В 2004-м Клинсманн добился отстранения Пфаффа. Тут дело не в злопамятности. Клинсманн считал, что в центре футбольного действа должен быть прежде всего футболист. И люди, мнившие игроков не центральными фигурами процесса, а лишь его частью, хоть и немаловажной, его не устраивали! В Пфаффе Юрген видел символ старого DFB: «Подход Пфаффа меня не устраивал, мы не раз с ним разговаривали после моего назначения, и я понял, что нам не договориться».

Дипломатичный и умудренный опытом Пфафф прокомментировал для журналистов свой уход иносказательно, но достаточно прозрачно: «Однажды самого Гельмута Шёна спросили: «Герр Шён, что вы можете сказать о судье закончившегося матча?». Великий ответил: «Я никогда ничего не говорю о судьях. О сегодняшнем судье - тем более ничего». И взглянув на репортеров, Пфафф добавил: «Всё понятно? Надеюсь, другие комментарии не требуются?!»
::: «НАШЕ ГЛАВНОЕ БОГАТСТВО - ЭТО ЛЮДИ» (С) :::
Судьба Пфаффа прессу не взволновала. Отношение к функционерам, пусть и уважаемым, всегда критическое. Это ж не на Беккенбауэра посягнуть. Зато гораздо дольше и на разные лады обсуждался другой поступок Юргена - он отнял капитанскую повязку у Оливера Кана и объявил, что нет неприкосновенных и право на место в основе даже Кану придется доказывать в конкурентной борьбе с Пенсом Леманном. Также Клинси сообщил, что берет курс на омоложение и приложит максимум усилий для изменения стиля игры команды. «Надежность - это здорово. Но мы попробуем рискнуть, а для этого мне нужны новые люди в сборной». Но и новым, и старым игрокам после поражения на ЧЕ-2004 и в преддверии домашнего ЧМ нужно было объяснить всю «необходимость их важнейшей миссии для страны и воодушевить на будущие свершения». А если перевести эту фразу на нормальный язык, то Клинси поставил перед собой задачу: сделать так, чтоб все эти нынешние и будущие футбольные миллионеры в сборную рвались, почитали за честь в нее попасть и делали всё ради победы. Всё! И даже немного больше.
Юрген Клинсманн Журнал Футбол № 660

Клинсманн на открытии Европа-парка в Русте, 6 апреля 2006 года. А вам не кажется, что каждый взрослый в глубине души мечтает вернуться в детство и от души погонять на алекромобильчике по автодрому? Хотя, конечно, карт это будет покруче... Тогда другое; а быть может, кусочек детства в душе полезен всем, в том числе и футбольным тренерам?

Первую игру после ЧЕ-2004 под руководством Юргена «манншафт» должен был проводить в середине августа в Вене против соседей, сборной Австрии. Игроков перед выездным матчем обычно собирали в отеле «Кемпински-Графенбрух» во Франкфурте-на-Майне. Так происходило и в этот раз с соблюдением всегдашних ритуалов. И скептически настроенных ветеранов - «поглядим, чем новое начальство дышит», и молодое пополнение, рвущееся проявить себя перед руководством, пригласили в видеозал, поставили перед каждым чашечку кофе и включили фильм. Все ожидали, как полагается, увидеть нарезку из недавних матчей будущего соперника с подробным показом выполнения стандартных положений, особенностей действий во время атаки и обороны и подробным разбором игры. Но вместо этого они увидели специально смонтированную по предложению Клинсманна ленту об истории сборной Германии под названием «Вызов-2006». Начиналась она с событий ЧМ-54, затем ЧМ-66 и т.д. Под тщательно подобранную музыку мелькали кадры славной и не очень истории «манншафта» вплоть до встречи команды болельщиками во франкфуртском аэропорту после ЧМ-2002. Картинок с ЧЕ-2004 не было. Фильм завершался титрами «Это наша цель!» на фоне салюта во время открытия Олимпийского стадиона в Берлине, на котором 9 июля 2006-го должен был пройти финал ЧМ-2006. Последние кадры шли под песню Эминема Loose yourself.

Несколько дней спустя, уже после выигранного у австрийцев матча (3:1), журналисты спрашивали у Баллака о впечатлениях от нового руководства, от тренировок и, особенно, от того самого фильма, Михаэль незамедлительно отвечал: «Тренерский состав нормальный, тренировки нормальные, а фильм... Да как вам сказать... В общем, прониклись и о неудачах забыли. Вы ж видели, КАК мы выиграли!». Действительно, во встрече на «Эрнст-Хаппель штадион» сборная выглядела уже немного иначе, чем раньше. Она рисковала, пыталась играть исключительно вперед, не останавливаясь, и пусть соперник был не из самых сильных, но «проблески вымечтанной мной игры я уже видел».

Юрген Клинсманн Журнал Футбол № 660

Он умеет радоваться как никто другой

Клинсманн: «Самым важным для нас, тренеров, перед матчем было совместно с игроками решить: Как мы будем играть, какой стиль игры мы предпочтем и будем ли мы едины. Мы с Левом предложили: «Играем в наступательную игру, создаем постоянное давление». И спросили у ребят: «Сможете, устраивает это вас? НАША ли эта игра?». И услышали в ответ: «Конечно, наша!». Все были за такой способ и стиль игры».

Но Юрген прекрасно понимал, что «работа по воодушевлению» даст плоды только при серьезной тренировочной отдаче. И Клинси преобразования продолжил. Под ропот немецких специалистов он пригласил на роль тренера по физподготовке американца Марка Верстегена. Негодование было сильным. «Ведь мы всегда были лучшие в мире по этому делу, нам перебЕгать и затоптать любого противника было запросто. Да мы и сейчас такие же. На фига этот иностранец, да еще из Штатов...» Трехкратному чемпиону мира обращаться за помощью в исконно немецком деле к специалисту из страны «футбольного третьего мира»!.. Иностранец на посту главного тренера «манншафта» не вызвал бы такого количества язвительных замечаний.

Несколько охладил особо злобствующих Берти Фогтс. Он показал те самые сравнительные ТТД плюс количества выигранных единоборств плюс данные по скоростно-силовым качествам разных сборных в период с 1990-го по 2000 год. В то время как у мировых лидеров эти показатели изменились в целом в лучшую сторону, у сборной Германии они хоть и медленно, но неуклонно ухудшались. Критики притихли.

И тренировочный процесс Клинси изменил. Свидетельство одного из людей, близкого к команде и попросившего его не называть, приводила «Тагесцайтунг»: «Он сразу взял высокий темп преобразований. Понимаете, при Фёллере народ приезжал в сборную иногда просто отдохнуть от клубных нагрузок. И режим был щадящий: поздний подъем, несколько упражнений на движение, что-то вроде усиленной зарядки, в четыре часа - кофе с пирожками, не очень интенсивная вечерняя тренировка, вроде как в отпуске для поддержания формы. Теперь всё не так. День в сборной был насыщен как никогда ранее - полноценные интенсивные занятия, общие собрания с обзорными лекциями и конкретными тактическими разъяснениями. Клинсманн руководствовался согласованным со всеми письменным «кодексом отношений».

А еще он заставил всех серьезно осваивать компьютер. «Камераден, в монстров шмалять и картинки разглядывать в Интернете вы все умеете. Так вот врубайтесь теперь в Power Point, изучайте почтовые программы и ведение дневника. Записывайте в него ежедневные тренировки, самочувствие и ощущения после них, анализируйте и думайте. Когда я буду в Штатах, вы будете получать от меня регулярные письма с вопросами и уточнениями, будьте добры на них толково отвечать. Кто сказал: «Тяжело, и на хрена нам это надо?». А-а, послышалось... Но всё равно объясню, чтоб не было недопонимания...». Футболисты на самом деле с интересом и даже с удовольствием откликались на нововведения. «Каждый день отличался от предыдущего».
Юрген Клинсманн Журнал Футбол № 660

...и огорчаться также... Злость сорвана на бутылке с водой

::: «КЛИНСМАННШАФТ» И INNER CERCLE :::
Юрген Клинсманн Журнал Футбол № 660

4 июля 2006 года. Дортмунд. После гола Гроссо...

Клинси отдавал себе отчет в том, что недоброжелателей в DFB и вокруг у него хватает, и второй по счету матч против чемпионов мира, бразильцев, запланированный еще его предшественником, может стать для него в случае неудачи последним. Хитцфельд ведь отдыхает. Что помешает «Генералу» после перевыборов президента DFB в случае победы Тео Цванцигера «передумать»? Конечно, это маловероятно, Хитцфельд - человек слова, но все-таки... Обезопасить себя Клинси мог только победой, ну и, конечно, качественными действиями вверенного ему подразделения.

После второй по счету встречи под руководством Юргена за него уже было большинство болельщиков. Рискну добавить - подавляющее. Нет, у чемпионов мира немцы не выиграли - ничья 1:1, но игра понравилась всем, и количество сторонников нового «шефа» резко возросло. Сборная Бразилии - это всегда проверка на высшем уровне, и «Клинсманншафт» это проверку прошла с честью.

Кто первым употребил новое словосочетание - не знаю, но его стали применять для обозначения команды Клинсманна не только из-за совпадения последнего слога фамилии тренера с первым слогом слова «манншафт». Этим подчеркивалось, что они - одно целое. Пресса обратила внимание, что и Клинси, и Лёв, и Бирхофф на пресс-конференциях не употребляют местоимение «Я». Они всегда говорят «Мы», а если оговариваются, то тут же исправляются. А еще подметили, что новое руководство тщательно выстраивает свой Inner Cercle - внутренний круг, куда не допускает посторонних. История Карлоса Альберто Паррейры запала Юргену в душу. Президента Майера-Форфельдера, привыкшего харчеваться на сборах вместе и одновременно с командой, вежливо попросили обедать в другое время. Что уж говорить о других людях, любящих потереться возле сборной. Их на пушечный выстрел не подпускали!

Ничья с чемпионами мира, добытая в открытой захватывающей игре, дала повод FAZ написать: «После реалиста Фёллера самое важное достижение реформатора Клинсманна вчера вечером - это полет фантазии игроков и возрождение надежд болельщиков».

И Юрген не замедлил воспользоваться этой благосклонностью болелыцицкого мнения и благожелательной нейтральностью прессы. Он продолжил укреплять Inner Cercle. Был смещен со своего поста тренер команды 21-летних Ули Штилике, и его место занял старый знакомый и товарищ по чемпионскому составу 1996 года Дитер Айльтс. Многие должны помнить этого фантастического опорника. Он зачищал территорию до блеска, и возможностью походов вперед без опасения провалиться обладатель «Золотого мяча-96» Матиас Заммер обязан именно ему. Айльтс был из тех, мимо кого не то что враг не пробежит - муха цвета формы соперника не имеет шансов пролететь! Для тех, кто не видел Дитера в деле, сравню его с Макелеле в лучшие его годы в сборной Франции. И не уверен, кто из них сильнее - последний фриз сборной Германии или черный француз...

В октябре команда полетела на товматч в Тегеран. Уже в аэропорту иранской столицы Мейрабаде произошел серьезный конфликт между Клинси, Левом и Бирхоффом с одной стороны и тренером вратарей великим Зеппом Майером. Он, как теперь говорят, лоббировал Кана на постоянное место основного вратаря. После этого спора 15-летняя работа Зеппа в сборной завершилась. Я стараюсь не оценивать здесь кадровые пристрастия Клинсманна, просто рассказываю о том, как он поступал. В данном случае Юргена можно понять - Майер сопротивлялся нововведениям последовательно с момента первого появления Клинси в качестве «шефа». Может быть, «сопротивлялся» сказано слишком сильно, но не одобрял - это точно.

На освободившееся место Юрген пригласил Андреаса Кепке, одного из немногих футбольных людей, кого он называет своим другом. Они вместе играли еще в олимпийской сборной призыва 1988-го, прошли весь отбор, были опорой команды. За три дня до отлета на Игры, в матче бундеслиги, Андреас получил травму колена, а Юрген привез из Сеула бронзовую медаль. Беккенбауэр включил обоих в заявку на ЧЁ-90, и с тех пор вратарь и нападающий поддерживали постоянный контакт. В 1996-м они вместе с Матиасом Заммером входили в совет команды и старались некоторые без Фогтса и прикомандированных функционеров поддерживать в сборной командный дух и дисциплину. Например, слегка вправить мозги прекрасному технарю и разгильдяю Марио Баслеру. «Если внутри коллектива появлялись проблемы, мы собирались вместе и решали, как поступить, не ставя в известность руководство. Кое-что нам сделать удавалось», - вспоминал Кепке.

Андреас тоже был человеком из клинсманновского «карасса». Они были близки по духу и поведению. Кепке: «Большинство моих друзей не имеют к футболу никакого отношения. Мне интересно говорить с людьми о совершенно разных вещах, не только о футболе. И Юрген такой же. И меня, и его только из-под палки можно было загнать на всякие официальные приемы. Собственно, сейчас все точно так же. Да, мы с Клинси всегда были «на одной волне».
::: «МАШИНА ДНЯ ОТРЫВАНИЯ ГОЛОВ» (С) :::
Юрген Клинсманн Журнал Футбол № 660

Внутренний круг. Лёв, Клинсманн и Бирхофф

Можно сказать, что с назначением Кепке завершилось построение руководства сборной. И единомышленники впряглись в работу. Все занимались своим делом постоянно и скрупулезно. Сколько километров над океаном налетал за время своего тренерства Клинси, думаю, подсчитать нелегко. Он отправлялся в Америку через день после матча сборной и возвращался в Германию за неделю до следующего. Такая манера руководства поначалу многих возмущала, а затем народ как-то привык. Клинсманн: «Я всегда вставал очень рано, старая пекарская привычка». Вот и поднимался Юрген в Лос-Анджелесе в половине пятого утра, как раз в разгар рабочего дня в Германии, связывался с ассистентом, менеджером, обсуждал текущие дела, отправлял письма игрокам, в DFB, был постоянно в курсе дела и осуществлял общее руководство. Когда же в Германии рабочий день заканчивался, он занимался своими американскими делами. Спал не более шести часов в сутки. «Иногда смена часовых поясов доставала его. Крайне редко, но бывало, что после его прилета на родину во время обсуждения он вдруг засыпал. Мы давали ему поспать минуть десять-двадцать, потом будили, всовывали в руки чашку кофе, и дальше он был уже вполне бодр. Вообще, работоспособность у него просто необычайная. Во время сборов он вставал раньше всех и ложился позже всех. Его рабочий день длился шестнадцать часов - с половины восьмого утра до половины двенадцатого вечера. Мы работали как одна команда, и он в этой команде был признанный лидер», - рассказывал Лёв.

«То, что он летает туда-сюда, необычно, но не опасно. Это ведь не работа клубного тренера. Зато кумовство развел, только своих понабирал!» - ворчал Хёнесс. Ну, Ули не может не ворчать. В конце концов, он вполне мог считать тренера Клинсманна и своим крестником, ведь «Бавария» в лице Хёнесса и Румменигге поддержала назначение Юргена и вполне лояльно относилась к тренеру в первые месяцы. «Без «Баварии», без меня и Калле не бывать Юргену тренером», - говорил Хёнесс. Он ставил себе и Руменнигге в заслугу то, что они убедили Беккенбауэра не протежировать Маттеусу. Хёнесс, за два юрге-новских «баварских» года хорошо узнавший сильные и слабые стороны Клинси, не мог не признать: «Этот парень полон сил. Он энергичен, настойчив, интеллигентен. Он говорит с игроками на их языке». Но все-таки Ули не забывал постоянно подчеркивать, что приход Юргена состоялся в ситуации «безрыбья», и «этого шваба иногда заносит».
Юрген Клинсманн Журнал Футбол № 660

В медиа-центре Германского футбольного союза. Таксидермист и его коллекция чукчел

После увольнения Майера залп в старого конкурента выпустил Маттеус. В интервью «Шпорт-Бильд» он сказал: «Клинсманн на пути к своей цели просто рубит головы. Он киллер». Но развития эта история не получила. Прежде всего благодаря Беккенбауэру. Мудрый Кайзер видел, что Юрген зарекомендовал себя за два месяца хорошо. «Он на правильном пути, и с ним наше выступление на ЧМ может быть успешным». Наезд Маттеуса так и остался личным наездом Маттеуса.
::: ГОЛАЯ ДЖУЛИЯ РОБЕРТС :::
Перед азиатским турне бригада Клинсманна пригласила в штаб сборной спортивного психолога Ханса-Дитера Херманна. В других видах спорта психологи уже давно работали, а вот в немецком футболе против людей этой специальности было предубеждение. Как со стороны тренеров - «в команде главный психолог - тренер», так и со стороны игроков - «советоваться с психологом значит показать свою слабость». Юрген решил позвать Херманна в декабрьское турне по Японии, Корее и Таиланду. Херманн очень аккуратно и неназойливо «втерся» в доверие к игрокам. Ну, психолог, одно слово...

И еще об одной фигуре в клинсманновском штабе. По совету Лёва незадолго до Кубка конфедераций в команде появился Урс Зигенталер. По имени сразу понятно, что он швейцарец. Зигенталера немцы называют Spiel-und Spieleranalityker. Газеты больше, чем знаниями новичка, интересовались его происхождением. «Значит, по физподготовке понадобился американец - свои не годятся. Теперь оказывается, что у нас проанализировать игру некому и некому определить сильные и слабые стороны футболистов! И откуда приглашают? Из страны горнолыжников. Ну, ва-а-ще...». Зигенталер отвечал со спокойным юмором: «Когда вы заходите в помещение DFB, вас сразу впечатляет мраморная доска, на которой высечены годы побед немецкой сборной. А тут приходит маленький швейцарец и говорит: «Ребята, посмотрите внимательно на годы этих побед. Что у вас после 1996-го? То-то. Может, вам помочь?».

Зигенталер, дипломированный инженер-строитель, обладатель швейцарской тренерской лицензии, работал и в сборной Швейцарии, в «Базеле» и во французской «Тулузе». Он был знаком с Левом, который и дал ему самые лестные рекомендации. «Он знаток, таких компетентных людей я никогда не встречал», - восхищался 58-летним швейцарцем Йоги. Игрокам он понравился сразу не только своими знаниями, но и своим чувством юмора и оригинальной манерой объяснения. Он понравился даже Майеру-Форфельдеру: «Толковый дядька и очень доходчиво всё объясняет». В команде Клинсманна этот обладатель громадного видеоархива и досье на всех мало-мальски значимых футболистов занимался анализом действий соперника, выявлением сильных и слабых сторон игроков, как противника, так и немецких. Вскоре Юрген поручил ему представлять футболистам манеру игры противника и возможных конкретных визави для каждого.

«Понимаете, - описывал Зигенталер свой стиль общения с игроками корреспонденту FAZ, - нельзя подробно и нудно докладывать сильные и слабые стороны нападающего защитнику. В игре у него нет времени вспоминать. Нужно буквально тремя-четырьмя точными образами закрепить у него в сознании излюбленные, предположим, финты, развороты и другие важные вещи. Он должен мгновенно «вспоминать», у него не будет в игре времени «перечитывать» в голове характеристику. Образ должен быть ярким. Чтоб вам понятнее было: бегущую по парку голую Джулию Робертс вы запомните навсегда. А если будет бежать сотня женщин, то уже на пятой-шестой вы их перестанете различать». - «Вы это серьезно?» - «Я объясняю разницу между запоминающимся посылом и незапоминающимся». Да, в таком тоне и на таких примерах о своей работе не рассказывал раньше ни один немецкий тренер или функционер.
::: ПРЕСС-ДИВЕРСИЯ :::
Единственной кадровой неудачей Клинсманна стал Берти Фогтс. Не потому что он плохой специалист, а потому что Юргену так и не удалось пробить стену неприязни к Берти. Он предпринимал несколько попыток убедить DFB-шников пристроить старого друга на работу на пользу немецкому футболу. Но против назначения Фогтса на должность координатора всех молодежных, юниорских и юношеских команд выступил DFB. «Он просто хочет отблагодарить Берти за участие в своем назначении «шефом»!» Заодно с DFB была и пресса, с которой у Фогтса были сложные неприязненные отношения. Особенно с «Бильд». Еще в 1996-м Берти говорил Клинси: «Юрген, не связывайся с «Бильд», не спорь с ними. Ты проиграешь».

Перед Кубком Конфедераций должны были состояться две официальные товарищеские встречи с Северной Ирландией в Белфасте и Россией в Мёнхенгладбахе. Но еще до этих двух проверок «манншафт» сыграл матч, оставивший у Юргена не очень хорошие впечатления. Нет, речь идет не о двух плановых играх: домашней февральской против Аргентины (2:2), собравшей вполне приличную прессу, или выездной мартовской против Словении (1:0). Нет. В рамках праздника открытия мюнхенской «Альянц-арены» «Клинсманнманншафт» сыграла с «Баварией». Открытие растянулось на 2 дня. 30 мая «Мюнхен-1860» победил «Нюрнберг» со счетом 3:2, а на следующий день другой хозяин стадиона, Bayern, принимал национальную сборную. «Баварцы» победили со счетом 4:2, причем хозяева на поле доминировали. Публика поддерживала своих, а каждое касание мяча вратарем сборной Йенсом Леманном встречала оглушительным свистом.
 
Юрген Клинсманн Журнал Футбол № 660

Два реформатора. Политический — Меркель, футбольный — Клинсманн. Ангела выказывает легкое удивление результатами сборной Германии: «Как вам это удалось, Юрген?»

Клинсманн: «Я огорчен поражением, но доволен тем, что нас уже сейчас ткнули носом в наши игровые недочеты. Время для исправления ошибок есть». Гораздо больше, чем результатом игры, Клинси был удручен приемом, оказанным баварской публикой. «Я знаю поговорку «как аукнется, так и откликнется». Но выражение это обоюдоострое!». Раздражение тренера попало в прессу, и та незамедлительно открыла дискуссию об отношениях руководства сборной и мюнхенцев, вплоть до противопоставления Клинсманна и Бирхоффа Хёнессу и Румменигге. «Бавария» против национальной сборной - противостояние!» Подобные заголовки мелькали в «нормальных» газетах, а издания пожелтее резвились вовсю. Клинсманн: «В Германии всегда ищут повод для конфронтации. К нашему сожалению, изменить это невозможно. Такое впечатление, что часть средств массовой информации поставила своей целью внесение смуты в ряды сборной».

4 июня в Белфасте немцы, играя с 15-й минуты вдесятером (был удален Роберт Хут) против полного состава хозяев и уступая 0:1, сумели победить 4:1.

Но развернув на следующий день «Бильд»...

Михаэль Хорени, журналист из Штутгарта, биограф и сторонник Клинсманна, отмечал следующее: «Футбольные профи читают газеты иначе, нежели обычные читатели. И прежде всего «Бильд-Цайтунг», ведущее издание в спортивной и прежде всего в футбольной прессе. «Киккер» - это специализированный журнал для тех, кто любит Игру, постоянно интересуется ею и понимает в футболе не хуже многих журналистов. «Бильд» - для гораздо более широкого круга читателей, для ВСЕХ. И «Бильд» формирует мнение профанов и создает почву для гонений или восхвалений. (...) Открывая «Бильд», футбольные профи прежде всего смотрят оценки, выставленные им за конкретную игру. И если четверо футболистов после матча, выигранного вдесятером со счетом 4:1, видят, что их действия оценили «шестеркой» (низшая оценка), то они вправе счесть такую оценку «политической», направленной против них лично и против их тренера!»

Опытные игроки, такие, как Кан, Баллак, Фрингс или Шнайдер, пребывающие «в этом бизнесе» уже не один год, отнеслись к давлению прессы философски и успокаивали молодых: «Ничего, ребята, привыкайте. Вы что думали, вас всегда хвалить будут?! Не принимайте близко к сердцу - это выпады не против вас, тут другой уровень цели. А всем нам досталось попутно».

После встречи со сборной России (2:2), за три (!) дня до открытия Кубка Конфедераций, Юрген распустил игроков по домам, велел явиться за сутки до первой игры, а сам улетел в Штаты повидаться с семейством.

Кубок конфедераций был единственным официальным турниром, в котором приняла участие сборная Германии до ЧМ-2006, победа в нем не была главной целью для Клинсманна. Он хотел получить представление о возможностях своих футболистов в соревновательном ритме, а для этого желательно было сыграть все пять турнирных игр.

Победы и не получилось. В полуфинале Кубка хозяева в жаркой схватке проиграли бразильцам 2:3. Недостатки команды были видны Клинсманну невооруженным глазом. На эти недостатки обращала внимание и пресса - защита! Защита была ахиллесовой пятой «Клинсманнманншафт». Именно построение игры в обороне стало главной задачей тренерского штаба.

Зато во время игр на КубКон команда окончательно завоевала сердца болельщиков. Они окунулись в атмосферу будущего ЧМ, когда от фана требуется одно - поддержка любимцев и единение с командой. Клинсманн был очень доволен поведением болельщиков и приводил в пример вторую игру в группе против Туниса, когда немцы пропустили мяч и в воздухе, как говорили раньше, «запахло сенсацией». Матч проходил в Кельне, и местная публика вместо выражения недовольства («летим дома какому-то Тунису») просто погнала своих вперед. «Замечательная атмосфера. Я рад, что игрой удалось изменить отношение болельщиков к сборной. Они ведь видят, что ребята стараются изо всех сил. И им это нравится».

Команде Клинсманна удалось сплотить болельщиков, понравиться им наступательной игрой и стремлением не отбывать время на поле, а выкладываться полностью. За это можно было простить и отсутствие результата, и немалое количество пропущенных мячей. Когда это было, чтоб сборная ФРГ или уже объединенной Германии подряд в нескольких матчах пропускала по два-три мяча за игру?

Но, повторяю, именно игрой продлила сборная кредит доверия своему тренеру.
::: НУ, СОВРАЛ – С КЕМ НЕ БЫВАЕТ?! :::
Осенью 2005-го «манншафт» проиграла словакам и туркам, и для руководства снова наступили нелегкие времена. Пик критики пришелся на март 2006-го. 1 марта немцы были просто уничтожены во Флоренции сборной Италии - 1:4. Тут напрашивается параллель со сборной СССР 1988 года, которая тоже весной накануне ЧЕ проиграла итальянцам в Бари 1:4, а уже на ЧЕ переиграла их полностью в полуфинале. Но параллель не получается - Клинсманну победа в полуфинале ЧМ не удалась...

Но за три оставшихся до ЧМ месяца критики поутихли - немцы выиграли три из четырех товарищеских встреч. Подводя итог за три дня до чемпионата, «Тагесцайтунг» писала: «Наш тренер «опасен» после побед (2 июня немцы выиграли у сборной Колумбии 3:0. - Б.Т.) - Вчера мы наблюдали за тем, как в студии ZDF он оппонировал сразу троим - Францу Беккенбауэру, тренеру «Майнца» Юргену Клоппу и бывшему известному рефери из Швейцарии Урсу Майеру. Он реагировал на их слова в том же стиле, в каком Ангела Меркель реагирует на выкрики оппозиции. Клинси отвечал, что проблем в защите сборной нет, что Михаэль Баллак его не критиковал - «я слышу об этом впервые» - и смеялся своим особенным клинсманновским смехом».

Вообще-то Баллак действительно перед игрой с Колумбией говорил, что «нам всё же надо играть более оборонительно».
 
Юрген Клинсманн Журнал Футбол № 660

18 мая 1996 года. Клинсманн с Кубком УЕФА. Пока еще с Каном радуются вместе... Можете рассматривать сей снимок как аванс на будущее, которое наступает этим летом. Не путать с Евро-2008

И дальше «Тагесцайтунг» говорила о противоречивости юргеновской натуры. «Он, так старательно ограждающий сборную, не желающий выносить «сор из избы», говорит, что не видит ничего страшного в подобном выступлении Баллака. Ну что ж, за ним водилось такое и раньше. Он говорил: «Никогда не буду играть в «Баварии» - и отыграл там два сезона. В 90-е он любил критиковать «разлагающее влияние денег» на футбол и футболистов, теперь этих тем избегает и загадочно улыбается. Но он действительно реформировал наш футбол. Он вдохнул в него новую жизнь. И не только в первую сборную. Он добился увеличения ассигнований на возрождение «дворового футбола», он отрегулировал иерархию сборных, и теперь всем молодняком руководят люди, согласные с его взглядами на игру. Да, еще он говорил, что никогда не будет тренером - и стал им. Но главное - он подарил нам надежду!»
::: «ДРУГОЙ ПЕВЕЦ, БЫТЬ МОЖЕТ, ВОСПОЕТ...» (С) :::
Вот тут я поставлю точку. Выступление «Клинсманншафт» на ЧМ-2006 еще свежо в памяти. Уверен, что все читатели его помнят, а подавляющее большинство из них помнит и игру сборной Руди Фёллера на ЧЕ-2004 и вполне, думаю, может сравнить эти команды и самостоятельно сделать вывод о проделанной Юргеном сотоварищи работе. Надеюсь, что многие читали и репортажи главреда «Футбола» с ЧМ. И еще видели по ТВ и читали в нашем журнале, как поддерживали немецкие фаны свою сборную и как никто не упрекал тренера и футболистов после поражения в полуфинале от будущих чемпионов мира. Потому что команда ИГРАЛА!

Огрехи и шероховатости в игре теперь устраняет бывший ассистент Юргена, а ныне главный тренер Йоги Лёв. И Бирхофф на месте, и, конечно, Урс Зигенталер. И сборная не пропускает уже по два-три мяча за игру - взгляните на результаты в отборе к ЧЕ-2008! Они все стали старше на два года, в том числе игроки, прибавился опыт, и если сборная Германии выйдет в финал ЧЕ, то в этом будет и заслуга Клинси. Очень вовремя устроил он капремонт немецкой футбольной машины.

С огромным интересом я жду начала его работы в «Баварии». Похоже на то, что его наконец-то признали и в Мюнхене. И не просто признали, а он «баварцам» понадобился. Не зря ведь Хёнесс говорил: «Он - феномен!». И Клинси, думаю, еще удивит всех нас...
 
Rambler's Top100
© 2004-2008 Журнал «Футбол» | Валерий Цыбулько
Альмерия Атлетик Атлетико Барселона Бетис Валенсия Вальядолид
Вильярреал Депортиво Леванте Мальорка Мурсия Осасуна Расинг
Реал Мадрид Рекреативо Сарагоса Севилья Хетафе Эспаньол