«ФУТБОЛ» :: 658 :: ЮРГЕН КЛИНСМАНН :: 07.02.2008

Редакционка Привет от Афродиты
Кипр - Украина Афро, блин!
Юрген Клинсманн Суперстар с лучезарной улыбкой
Мартин Фенин Фенечка Фения Фенина
МЮ Мюнхен-58
Всегда! Желаю, чтобы все!
КАН-08 Шокирующая Гана
Украина «Три вопроса для Золушки»
Ассорти «Ювентус» - первый!
Борис Талиновский :: СУПЕРСТАР С ЛУЧЕЗАРНОЙ УЛЫБКОЙ
 
::: САМОСТИЙНО :::
Этот текст можно читать как вполне самостоятельный. Но для читателя многое будет понятнее, если он ознакомится и с текстом о Клинсманне-игроке в специальном приложении к «Футболу», которое только что увидело свет. Ну не умещается такая фигура, как Юрген Клинсманн, в рамки приложения! Может быть, кому-то нижеприведенная статья покажется слишком большой, а местами неоправданно подробной, но не торопитесь ругать автора. Это статья о важнейшей фигуре нынешнего немецкого футбола, а после назначения Юргена на пост тренера «Баварии» - попросту центральной. Видимо, глубок был кризис и велика растерянность немецких футбольных функционеров, если они пригласили, пусть и не сразу, на место шефа бундестима человека, который всегда был им, что называется, поперёк. И не ошиблись...
Юрген Клинсманн :: Журнал Футбол №658
Юрген Клинсманн :: Журнал Футбол №658
Юрген Клинсманн с призом лучшему игроку английской премьер-лиги от журналистов, пишущих о футболе. 1995 Оказывается, Жинола не только огорчения Клинси приносил, но и его самого тягал по полю!
::: «ЭТО... КАКОЙ ТО ПОЗОР» (С) :::
23 июня 2004 года сборная Германии проиграла свой последний матч группового турнира в финальной части ЧЕ-2004 и, заняв третье место в своей четверке, могла отправляться домой. Немецкая пресса с каким-то мазохистским (свои ведь!) упоением и педантичной безжалостностью принялась топтать проигравших. Досталось всем - и руководству ДФБ, и игрокам, и, конечно же, тренеру «манншафт» Руди Феллеру. Особенно раздражал проигрыш в последней встрече. Газеты акцентировали внимание на том, что «бундестим» уступил в матче, результат которого для соперника не играл никакой роли. «Мы потерпели поражение от Чехии-Б», - писала «Ди Вельт», имея в виду, что Карел Брукнер, тренер соперников, выставил на этот матч далеко не основной состав. Брукнер скромно говорил, что у него нет деления на основных и дублеров, «просто выходит на игру тот, кто лучше готов», но эта дежурная фраза ничего, кроме раздражения, у немецких знатоков не вызывала: «То есть, у чехов равных игроков на два состава, а у нас?!»

Отношение к Феллеру до ЧЕ было вполне уважительное, многие его именовали очередным «любимцем нации», все-таки в послужном списке Руди-тренера был выход в финал ЧМ-2002 и, как результат, звание наставника второй команды в мире. То есть Феллер добился того же, что в свое время в Мексике Бек-кенбауэр: с командой, мучающей невыразительной игрой самое себя и болельщиков, он достиг результата, превышающего возможности этой самой команды.

И вот за него, за результат, и были Феллеру от поклонников «футбольных дат и цифр», как говоры, «респект и уважуха». Но теперь, в 2004-м, игры по-прежнему не было, а результат не пришел. Фразу, якобы произнесенную Гари Линекером, о том «что в футбол играют 22 человека, а выигрывают все равно немцы», можно уже было употреблять только иронически. Кстати, эту, уходящую в прошлое характерную немецкую особенность гораздо поэтичнее и образнее, чем Линекер, сформулировал Хорхе Вальдано: «В какой-то момент игры против сборной Германии, вы начинаете вдруг ощущать, что у вас под ногами дрожит земля. Этот момент наступает раньше или позже, но наступает обязательно. Как будто где-то под поверхностью включаются мощные двигатели, и на вас все быстрее надвигается безжалостная бронированная стена. Обойти ее невозможно. Вы начинаете биться в нее, но спасения нет, и пока она вас не раздавит - не отступится». Вальдано писал эти строки, оценивая и сравнивая сильные и слабые стороны разных футбольных школ, и именно это - всесокрушающую мощь - называл он главной характерной чертой немецкого футбола, а «бундесманншафт» - «воплощенной сутью немецкого стиля игры».

Тем более обидным было поражение в матче против турнир-но абсолютно не мотивированного соперника. Не включились двигатели, не задрожала земля... И еще вот это - «Чехия-Б, Чехия-Б...». Журналисты бросились собирать мнения ветеранов, которые, по предположениям газетчиков, должны были камня на камне не оставить от «зажравшихся равнодушных миллионеров», но наткнулись на цеховую солидарность и необоснованный, казалось бы, оптимизм. И добродушный Зеелер: «Ничего не потеряно, это несчастный случай, с кем не бывает...», и иронично философствующий Нетцер: «Поражения учат, только этот курс надо проходить как можно быстрее», и немногословный Хрубеш: «Хреново, да, но бывало и хреновее», говорили скорее о достаточности косметического ремонта, чем о необходимости серьезных преобразований.

Словно предвосхищая вопросы журналистов, выступил президент DFB Герхард Майер-Форфельдер и напомнил, что у Руди Феллера контракт до 2006 года. Но участь «кудрявого» была предрешена.

Утренние газеты начали дружно требовать отставки Феллера. Однако продолжение канонады не понадобилось: на следующий день после поражения Руди вышел на пресс-конференцию и сообщил, что уходит.

Беккенбауэр, отдавая должное тренеру и успокаивая всех болельщиков, в студии ZDF сказал: «Я понимаю Руди, сам бывал в ситуации, когда «сыт по горло, до подбородка». Ему надо отдохнуть от страшного давления. А тренер для сборной есть и ничего не надо придумывать. Оттмар Хитцфельд. Оттмар - лучший из всех в нашем тренерском цехе. И, кроме того, он сейчас свободен».

Другие функционеры и специалисты тоже сочувствовали Феллеру. Тео Цванцигер (вице-президент DFB): «Руди проделал огромную работу. И не в нем дело, а в игроках. Откуда мы возьмем лучших?»

К словам Кайзера прислушивались все. В Германии и тогда, и теперь бытовало вполне справедливое мнение, что проведение ЧМ-2006 на немецкой земле - это личная заслуга Беккенбауэра, что если бы не он, то при всех преимуществах германской заявки «ни в жисть нам ЧМ не видать», ведь об обещании Блаттера провести чемпионат в Африке знали все (о подоплеке и интригах при получении Германией права на ЧМ-2006 нами собран огромный материал, который обязательно будет пущен в дело - Б.Т.), и если Франц сказал: «Хитцфельд!», значит - Хитцфельд. Точка.

«Бильд», все-таки немного сожалея о том, что не удается поиграть в любимую игру «выбери тренера», написала: «Конечно, Оттмар!». Уверенности в том, что Хитцфельд готов принять национальную команду, добавляло и интервью, данное «Генералом» вскоре после ухода из «Баварии». Он благосклонно отнесся к идее возглавить в будущем сборную и назвал этот вариант «замечательным венцом долгой тренерской карьеры».

Теперь же сам Хитцфельд в немногочисленных интервью говорил об «огромной чести», отвечал даже на «кадровые вопросы» - «Да, конечно, в помощниках желательно иметь Михаэля Хенке», но все время употреблял союз «если». На это самое «если» не обращали внимания и рассматривали назначение «генерала» на пост шефа «манншафта» как дело решенное. Поэтому другие персоны, за исключением, пожалуй, Кристофа Даума, по-настоящему даже не обсуждались.

Когда 1 июля Майер-Форфельдер выступил и немного растерянно объявил, что «нам не удалось прийти к соглашению с Хитцфельдом, и пост тренера сборной остается вакантным», пресса стала наверстывать упущенное, называя фамилии специалистов, могущих возглавить сборную. Собственно, те же самые кандидатуры перебирала и вновь созданная «комиссия по поиску тренера сборной» (TFK), в которую вошли Майер-Форфельдер, Беккенбауэр (председатель), шеф лиги Вернер Хакманн и Хорст Шмидт, генсек DFB.

Примерно через десять дней выяснилось, что тренировать сборную страны не так уж много желающих, а еще меньше способных это делать. Отто Рехагель отказался («мне и в Греции замечательно живется»), кадры из местных вроде Томаса Шаафа и Феликса Магата уходить из клубов не собирались, не очень хотел возглавить «манншафт» и Кристоф Даум. Пришлось всерьез рассматривать кандидатуры Винфрида Шефера и Лотара Маттеуса.

Растерянность передалась и прессе. Появились мнения, например, что «поторопились, однако, принимать отставку Феллера» или «не нужно никого назначать сейчас, подождем, пока Хитцфельд отдохнет и согласится, нам же отбор не играть». И тогда прозвучало: «Может, иностранца? Вон, даже англичане пригласили Эрикссона, и как он нам на нашем же поле вставил, а?!». Один из самых желаемых иностранцев, почти родной, эльзасец Арсен Венгер, ответил сразу: «Даже и не думайте».

Беккенбауэр сообщил, что о возвращении Феллера и речи быть не может, ждать Хитцфельда тоже никто не будет, а «мы сейчас рассматриваем таких тренеров, как Хиддинк или Мортен Ольсен». Такова была ситуация на 12 июля 2004 года.
::: ЗАБЫТЫЙ КУМИР ИЗ-ЗА КОРДОНА :::
16 июля «Штуттгартер цайтунг» напечатала интервью с знаменитым земляком, бывшим капитаном и бомбардиром сборной Юргеном Клинсманном. После разговоров о житье-бытье в США его спросили, следит ли он за ситуацией вокруг «манншафта», как ее оценивает и, если предложат, не слабо ли ему возглавить сборную? «Ответь, Юрген, гипотетически». Юрген «деликатно» ответил, что «невозможно сделать второй шаг до первого». «Это как?» «Еще немного, и наш футбол превратится во второсортный продукт. Разве вопрос только в фамилии тренера, необходимы структурные реформы, изменение организации футбольного дела сверху». «Ну, так вы бы взялись за это?». «Да, я многому научился в Америке, в том числе и другой организации, другим подходам». Одновременно появилось большое интервью в «Зюддойче цайтунг», и вот его вполне можно назвать программным. Об этом интервью позже.

Желающие могут проверить, благо речь идет о временах совсем недавних. Загляните в электронные архивы германских газет и журналов, и вы убедитесь, что до этого интервью фамилия «Клинсманн» никак и никем не связывалась с должностью «тренер сборной Германии по футболу». Да и вообще после 1999-го вплоть до середины 2004-го вы обнаружите упоминание о Юргене считанные разы, в рубриках вроде «Наши за границей» или «Как живут забытые кумиры». Между этим интервью и назначением Клинси на пост прошло меньше недели. О том, что бывший игрок «Штутгарта», «Интера», «Монако», «Тоттенхэма», «Баварии» и «Сампдории» возглавит «манншафт», газеты раструбили 21 июля. Но было еще одно упоминание о Юргене в связи со сборной, чуть ранее. 5 июля знаменитая FAZ написала, что на финале ЧЕ в Португалии был замечен Клинсманн, о чем-то оживленно беседовавший с Беккенбауэром. Конечно, «наш корреспондент его перехватил и задал несколько вопросов». Юрген раздраженно и в то же время озабоченно поругивал DFB за косность, обвинял чуть ли не в некомпетентности, говорил, что нужно менять стиль работы.

Из Лиссабона Клинсманн улетел в Штаты...

Общий тон после назначения был вполне доброжелательным, когда вспоминали о Юргеновских игровых заслугах, обаянии личности, улыбчивости и в то же время серьезности в отношении к делу. Но вопрос «Кто он такой, этот Клинсманн?», тоже имел место. «Мы не знаем, каков тренер Клинсманн? И никто этого не знает, потому что он никогда никого не тренировал. Не рановато ли доверять ему сборную, тем более что чемпионат будет у нас, в Германии?!»

Внимание к назначенцу удесятерилось. Стали вспоминать подробности его игровой жизни, больше и чаще писать о послефутбольном существовании. Отмотаем и мы пленку немного назад. Для начала в 1998 год...
Юрген Клинсманн :: Журнал Футбол №658
Юрген Клинсманн :: Журнал Футбол №658
 «Тетушка Кэт» грустит. Решение уйти из сборной еще никому не давалось легко Попытка Клинсманна забить «Ковентри». Не удалось, 1:1 сыграли, но зато какой эффектный полет!
::: УМЕНИЕ ЗАКЛЮЧАТЬ КОНТРАКТЫ :::
Последний матч на ЧМ во Франции должен был стать для него и последним в профессиональной карьере. Решение было принято, и отменять его он не собирался. Но твердо намеревался сыграть все семь игр, т.е. обязательно участвовать финале. И победить. А почему же нет? Ведь на ЧМ ехала та же сборная, что завоевала два года назад звание чемпиона Европы...

Та же? Не совсем. Она постарела еще на два года, и не очень жалующая немцев, острая на язык французская пресса назвала «манншафт» «Командой Юрского периода». Со своим средним возрастом около тридцати лет команда Германии была самой старшей на ЧМ. И не было Маттиаса Заммера, последнего по счету немца - лауреата «Золотого мяча». Заммер сыграл свой последний матч за сборную в Киеве в отборе к ЧМ и больше в бундестим не привлекался, сначала из-за небольшой травмы, а затем из-за личного отказа. Его, Заммера, как и Маттеуса, также часто противопоставляли Клинсманну, называя игроком в высшей степени командным, в то время как Клинси ходил с клеймом индивидуалиста, озабоченного «лишь собственной независимостью».

Сам индивидуалист проводил очень неплохой сезон. Зимой 1998-го он снова перебрался из Италии («Сампдория») в Англию («Тоттенхэм»), и его вклад в то, что «шпоры» удержались тогда в премьер-лиге, был весом, хотя поначалу его возвращение прилично взбаламутило клуб. После игры против другого кандидата на вылет, «Болтона», выигранной «Тоттенхэмом» 1:0, Клинси сцепился в раздевалке с тренером Кристианом Гроссом. Юрген был недоволен тем, что тренер ставил на острие атаки француза Давида Жинола. Француз же, по мнению Клинсманна, должен был играть на флангах и снабжать играющего в центре Юргена мячами. Именно поэтому, считал немец, он забил в девяти играх всего один мяч, именно поэтому команда никак не может выбраться из ямы, и вообще, «у нас неправильная тактика». Он выкрикивал все эти обвинения в лицо Гроссу, а тот так же громко «объяснял» Юргену, чего от него требует. История эта попала на страницы «Таймс» благодаря анонимному звонку одного из футболистов «Тоттенхэма», и рассказ о ней был озаглавлен «Война за власть». Позже достоянием общественности стало содержание контракта Клинсманна, а именно пункта об «обязательном выходе в стартовом составе». О, Юрген умел добиваться своего. Еще Хёнесс после перехода Клинси в «Баварию» говорил: «Ну, орёл! У меня обычно подписание контракта с игроком занимает минут пятнадцать, от силы полчаса. С Юргеном же мы обсуждали подготовленный контракт целых восемь с половиной часов». Этот пункт давал, в том числе, Клинсманну возможность уйти из клуба досрочно в случае невыполнения.

Скандал вызвал недовольство у тренера сборной Фогтса, который уже вернул Юргена в команду и возлагал на капитана вполне серьезные надежды. Берти даже слетал в Лондон, чтоб поговорить с Гроссом и объяснить тому, что «в борьбе с Клинсманном у тебя шансов нет».

Но, может, это был все-таки не просто каприз звезды? Юрген как раз входил в форму после двухмесячной зимней паузы, вызванной травмой, он старательно пахал, чтобы выйти на прежний уровень, ведь впереди ЧМ и ему, умудренному опытом футбола под руководством классных тренеров, казалось, что он вправе дать совет. Был ли он готов к тренерской работе уже тогда? Вряд ли (я и сейчас считаю, что Клинсманн не соответствует классическому пониманию слова «тренер» - отец-воспитатель для молодых, тщательный тактик и т.д., то есть - не Хеннес Вайсвайлер или Ги Ру). Он решал свои задачи и был при этом уверен, что именно таким способом принесет наибольшую пользу команде. А пункт насчет гарантированного места в «старте» объяснял следующим образом: «Поймите, клуб колбасило очень сильно. Он стоял на вылет. С Гроссом у меня была только одна встреча и, соответственно, только один разговор. Рассуждал я следующим образом: «Я пойду к нему, а через две недели или месяц его уволят за хреновые показатели. Придет другой, в представления которого об игре команды я не вписываюсь, а если проще, то ему, новому, обязательно захочется показать, «кто в доме хозяин». И на примере игрока известного это сделать удобнее и лучше всего. Я знаю немало примеров, когда новый тренер сажал на банку ведущего игрока. А за полгода до ЧМ для меня такое действие смерти подобно...».

Объяснение с точки зрения футболиста вполне убедительное (не напоминает ли вам это случай с нашим действующим украинским футболистом, произошедший в той же Англии несколько лет назад, и его объяснения, почему он сидит на лавке?! -Б.Т.). Забегая вперед, скажу, что тренер «бундестима» Клинсманн через несколько лет именно так и поступил. На банку был посажен не кто-нибудь, а Оливер Кан...

А тогда Юрген в основе остался, но решил, что летом после ЧМ игроцкую карьеру закончит. От планов поиграть еще годика два в той же Англии придется отказаться. Большинство же своих мячей за «шпор» он забил уже в весенние месяцы (например, сделал хет-трик за шесть минут в матче с «Уимблдоном», а всего провел шесть мячей в последних трех играх). 3 мая 1998-го Клинсманн сыграл свой последний матч в клубной профессиональной карьере.
Юрген Клинсманн :: Журнал Футбол №658
Юрген Клинсманн :: Журнал Футбол №658
Юрген Клинсманн :: Журнал Футбол №658
А это другие слезы — прощальные. То ли счастья, то ли осознания, то ли умиления... Рано или поздно придется уходить. На груди у Клинси логотип его благотворительного фонда «Агапедия»
ЧМ-98, приснопамятный четвертьфинал с хорватами. Норвежский арбитр Руне Педерсен удаляет Вёрнса, а Хайнрих, Копер, Маттеус (его ошибку исправлял партнер, нарываясь на, в общем-то, заслуженную красную карточку), Клинсманн пытаются чего-то там выспорить Слёзы в объятиях Оливера Бирхоффа. Да, это вам не Евро-96!
::: ХОРВАТСКО-ПЕДЕРСЕНОВСКАЯ ОПЛЕУХА :::
Вернемся к сборной, которая «та, да не та». Благодаря своим голам в последние месяцы игры за клуб и усиленной личной подготовке к ЧМ, Клинси со спокойным сердцем и уверенностью в своих силах возвращался в сборную, команду, которую он вполне после трех капитанских лет считал «своей» командой. Но «баланс власти» в «манншафте» уже изменился. После отказа Заммера и травмы гельзенкирхенца Олафа Тона на место либеро пресса усиленно рекомендовала проводящего отличный сезон капитана «Баварии» Лотара Маттеуса. Давление прессы, особенно «Бильдцайтунг», с приближением ЧМ все возрастало. Спортивных и игровых противопоказаний для вызова в сборную великолепного 37-летнего Лотара не было.

Фогте позвонил Клинсманну, и они выработали план, как использовать в сборной лучшие качества Маттеуса и чтоб его пребывание в ней не нанесло ущерба микроклимату в команде. На тренировочном сборе в Хельсинки они сели за стол втроем, поговорили об игре, об иерархии и, как выразился потом кто-то в прессе, подписали «хельсинкские мирные соглашения». При этом все прекрасно понимали, что «двое пернатых в одной берлоге не уживаются» (с). Однако нужно отдать должное и Клинси, и, особенно, Маттеусу - не было скандалов, вынесения споров в медиа и открытой конфронтации, соглашения соблюдались по мере возможности. Да и Лотар отлично понимал, что сборная -это не «Бавария» годичной давности, а ему, Маттеусу, за место в основе придется еще бороться и доказывать право на него игрой и подготовкой.

Вылет в четвертьфинале от хорватов воспринимали в Германии не менее болезненно, чем поражение на той же стадии на предыдущем ЧМ от болгар, но в данном случае о «разброде и шатаниях» в команде говорили гораздо меньше, чем в 1994-м. В 1998-м прозвучали первые серьезные упреки в адрес DFB и пошли разговоры о «системном кризисе немецкого футбола».

Считается, что тогда, в 1998-м, в последний раз проявила команда свои специфические «немецкие качества» - отыгрыши в матчах с югославами и мексиканцами (последних еще и победили). Парадоксально, но именно в проигранном хорватам матче немцы предстали «настоящими». Впрочем, лишь после удаления Вернса и первого гола Ярни.

Клинси упрекнуть себя было не в чем, да и остальным, в общем-то, тоже. Причины поражения другие разберут позже, а Берти Фогтс после игры говорил о вмешательстве «высших сил, настроенных против его команды». Капитан Клинсманн уходил с поля, уставившись невидящим взором куда-то вдаль...

Из интервью Юргена Клинсманна для «Вельт ам Зоннтаг» через неделю: «Вы не ожидали вылета на этой стадии?» - «Конечно, нет. Я понимал, что проблем у нас сейчас больше, чем в 96-м, но всё равно удар очень силен... 11 лет в сборной и такое завершение. После финального свистка мы с Оливером (Бирхоффом - Б.Т.) как в трансе подошли к нашей фан-трибуне и помахали болельщикам. Но нам было невыразимо стыдно...» - «А позже, в раздевалке?» - «Тотальный шок. Я включил в душевой воду на полную мощность и просто стоял, отмокал. Кто-то заходил, материл судью, выходил. Я ничего не замечал - казалось, что мир рухнул». - «А что еще запомнилось из последних капитанских минут?» - «Я забрался в бассейн. Он был пуст, без воды, и я просто сидел какое-то время в углу. Да, я знал, что приехал канцлер утешать нас. И еще я знал, кто из наших пожмет мне руку и будет печалиться вместе со мной...» - «Кто же?» - «Кокс Колер. И Икке Хесслер. И Кёпке... Мне понадобилось несколько дней, чтоб прийти в себя».

Во Франции же тренер Фогтс и капитан Клинсманн устроили пресс-конференцию, рассказывали о состоянии дел в команде, о причинах неудачи, сдержанно говорили всё, что полагается в таких случаях. Тогда журналисты и услышали от Юргена, что с футбольной сцены он сходит и начинает совершенно новую жизнь: «Я хочу быть вместе со своей семьей. Мой пятнадцатимесячный сын нуждается во мне, а я нуждаюсь в нем»...
«СЕГОДНЯ MНЕ ДАЛИ СВОБОДУ. ЧТО Я С НЕЙ ДЕЛАТЬ БУДУ?» (С)
Юрген был уверен, что когда наступит время уходить из футбола, он будет к этому готов. Дату назначил сам, говорил об этом во всех интервью, слово свое сдержал. Он остался вместе с семьей на несколько дней во Франции, чтобы провести отпуск, но в то горячее лето быть свободным от футбола во Франции оказалось невозможным. Да и в голове постоянно прокручивалась последняя игра в Лионе. Бирхофф не забивает из выгодного положения, Ладич забирает мяч в ногах у него, Клинси. Затем ляп Маттеуса, Кристиан Вернс вынужденно валит Шукера, судья Педерсен (да, тот самый, наш «любимец». - Б.Т.) достает красную карточку, а потом Йорг Хайнрих не удерживает Ярни и т.д., и т.п.

Он съездил повидаться с Фогтсом, оставшимся во Франции досмотреть чемпионат. Они поговорили по душам, тренер и капитан. Фогтс: «Господи, я знал этого парня вот уже двадцать лет, но только теперь мы перешли на «ты»!»

После встречи с Фогтсом семейство Клинсманнов собрало вещи и поехало в Германию, в Штутгарт, к родителям Юргена.

Клинси решал, где он будет жить дальше. У него уже были свои дома или квартиры в Лондоне, Монако и в Италии. Но о них речь не шла. Выбор делался между Германией и Штатами. Потому что жить «космополиту» Клинсманну хотелось на Родине, своей или жены, потому что рядом должны быть дедушки и бабушки, потому что у семьи должна быть история. Он хотел, так сказать, прикрепить сына и будущих отпрысков к определенному месту на земле: «Парень должен знать, откуда он родом». На самом деле Юрген не очень-то и выбирал между Баденом и Калифорнией. Жене нужно было бы все-таки привыкать к Германии, к местному укладу жизни, а Клинсманн Штаты любил, хорошо знал, изъездив вдоль и поперек, и страна ему нравилась. Кроме того, в Германии он был бы одной из «икон» и так и оставался бы бывшим знаменитым футболистом. Не менее, но и не более. Америка представлялась ему очередным вызовом, приключением, страной, где его никто не знает и где можно, начав с чистого листа, добиться чего-либо и потом сказать себе: «Я сделал это!». И не в поисках же материальных благ он туда собрался. С этими самыми благами в виде банковского счета со многими нулями и недвижимости, разбросанной по Европе, у него было все в порядке. Считается, что за свою карьеру он заработал к 1998 году от 20 до 30 миллионов марок.

Клинсманны поселились в Калифорнии в местечке Хантингтон Бич (Huntington Beach) в пятидесяти милях южнее Лос-Анджелеса на берегу океана. Это место не обладало элегантностью Малибу, гламурностью (тьфу, выдумают же слово, а другого здесь и не подберешь! - Б.Т.) Беверли-Хиллз или обаянием Бель Эйр. Хантингтон Бич был известен лишь серфингистам, съезжавшимся туда погонять по волнам Тихого океана, да памятником Дюку Каханамоку, гавайцу, двухкратному олимпийскому чемпиону по плаванию, которого считают отцом или одним из отцов современного серфинга. Первое время Юрген просто отдыхал, наслаждаясь спокойствием, бегом по берегу океана, возней с сыном и абсолютной, какой-то нереальной беззаботностью. К футбольному мячу он не прикоснулся за первые семь месяцев в Штатах ни разу, даже на пляже, где отдыхающие с удовольствием гоняли этот самый мяч. Последний раз он ввязался в игру в Штутгарте, когда был у родителей после ЧМ, побегал минут десять с подростками на улице. И всё. Но был момент, он сам признавался позже, когда он стал подумывать о возвращении! Ему показалось, что он не доиграл, не добегал, не забил свой последний мяч. Окончательное решение не возвращаться в большой футбол Юрген принял на рождество, в декабре 1998-го. Он знал теперь точно, чем будет заниматься - спортивным маркетингом, делом достаточно популярным в Штатах и, недостаточно, по мнению Юргена, развитым в Европе. Тут надо добавить, что эти полгода в Штатах Клинсманн не только отдыхал. Он совершенствовал свой английский, записался еще на курсы испанского языка и какие-то маркетинго-консалтинговые курсы. «Я должен кое-чему научиться еще». Он знал твердо тогда, да-да, тогда, что не встанет на путь многих, если не большинства бывших игроков, которые свои игровые успехи стараются переплавить в тренерские. Он был уверен, что не будет телекомментатором, а тем более футбольным экспертом, безапелляционно вещающим с высоты своего опыта. Он часто пренебрежительно отзывался о них, называя людьми, «которые получают деньги за то, что говорят гадости о других...». Он не желал тогда оставаться «вечной футбольной звездой», пусть даже такой, как Франц Беккенбауэр. Подчеркиваю, тогда.
::: УПРЯМАЯ ШВАБСКАЯ ГОЛОВА ДОБИВАЕТСЯ СВОЕГО :::
И от футбола, тогда, на Рождество 1998-го, он желал еще только одного - прощального матча. Настоящего, посвященного ему. Он хотел, чтоб его последними футбольными фотографиями были не послеигровые картинки с проигранного хорватам матча, а фото с праздника, посвященного ему и устроенного в его честь. Но была здесь одна закавыка. Прощальные матчи с середины 90-х годов DFB не проводил. Логика была понятна. Ведь эти матчи еще с 50-х предназначались для сбора средств на первое послефутбольное время для уходящих в цивильную жизнь спортсменов. И устраивать эти матчи с той же целью для нынешних миллионеров от футбола было глупо и нецелесообразно. Поэтому, когда в середине 90-х к отметке в 100 игр за сборную стала постепенно подбираться целая группа игроков, Фуссбальбунд постановил - хватит, подобных прОводов больше не будет. С одним маленьким, но задевающим самолюбие Клинсманна исключением. «Лотар Маттеус, наш рекордсмен по играм за национальную сборную, обязательно получит прощальный матч».

Юрген был в ярости. Ему что, бабки нужны? Он хотел проститься со своими фанами, с товарищами по клубам и по сборной. Весь сбор должен был пойти в специальный фонд помощи детям, он предлагал организовать одновременно юношеский и детский мини-турнир, концерт, и увенчать его матчем между сборной Германии и «остального» мира. Эгидиус Браун, президент DFB, вроде бы против этой идеи не возражал, но новый тренер сборной, Эрих Риббек, сообщил, что игру пока невозможно вписать в календарь, нужно подождать. Вскоре юридический советник Клинсманна, Айтель, получил из федерации уведомление, что «прощальные матчи отменены» и Юрген, если желает, может проститься со сборной в каком-либо из товарняков перед ЧЕ-2000, ну, там, выйти на пять минут, ручкой помахать, раскланяться, а специальный матч - извините... «Я был ошарашен и обижен», - вспоминал Клинсманн.

Юрген начал переругиваться через прессу с DFB и получил в ответ несколько гневных отповедей. Даже Нетцер оказался не на его стороне. Он написал в «Бильд»: «Клинсманн и его советник Андре Гросс почему-то уверены, что обязательно должны получить требуемое, что все должны соглашаться с предложениями Клинсманна. Он ведь почти всегда добивался своего. Но подобное поведение и такая политика имеют свою цену. Юрген постоянно раздражал очень многих, а такое не забывают и не прощают».

Юрген Клинсманн :: Журнал Футбол №658

Тот же прощальный матч,
несколько иная форма

Однако, как поется в известной песне: «Но, слава Богу, есть друзья, и у друзей есть...», нет, не шпаги, а влияние, и друзья всегда могут поддержать. На стороне Юргена выступили и Фогте, и Бирхофф, и Кепке. А сам Клинсманн продолжал доставать руководство: «В президентство Брауна я десять лет выступал за сборную, я играл в командах Беккенбауэра и Майера-Форфельдера. И если бы хоть один из них сказал: «О'кей, Юрген, ты заслужил это», всё было б в порядке».

Прав был Нетцер. Этот парень всегда умел добиваться своего. Тему прощального матча Клинсманна с подачи сторонников Юргена подхватили и другие издания. Не одной «Бильд» жива немецкая пресса. И страницы газет снова запестрели фотографиями подзабытого кумира. «Кто, если не Юрген, всегда улучшал имидж нашей страны за кордоном? А? То-то. Кто, если не он, выручал всегда наших бестолковых функционеров. А? Он наш посол в мире, а не они. Это Клинсманн с Фогтсом, а не ребята из DFB, посещали мемориал Яд-Вашем в Иерусалиме и искренне скорбели о замученных людях, это Клинсманн ездил в ЮАР и разговаривал с Нельсоном Манделой, это Клинсманн разрушал стереотип немецкого ландскнехта в Италии, Франции и Англии своим дружелюбием, открытостью, умными интервью и уважением к стране пребывания. А как он открыл Германию для Америки! Да он один сделал для страны больше, чем все должностные лица Федерации. И эти люди...» И так далее, и так далее...

«Упрямая швабская голова» победила. Затюканный прессой DFB еще не отреагировал на газетную долбежку, когда пришло сообщение из Штутгарта. Клуб «Штутгарт» готов организовать прощальный матч Клинси. Вся пикантность ситуации была в том, что президентом «Штутгарта» был Майер-Форфельдер, который буквально недавно на президиуме Союза высказывался против прощального матча.

Игра состоялась на «Готтлиб-Даймлер-штадион» в конце мая, в понедельник, в Духов день. Этот день в Германии выходной, и 52 тысячи зрителей пришли на праздник, организованный их клубом и их кумиром. И Юрген сделал то, что и собирался. На площадках вокруг стадиона дети играли в футбол, на сцене выступали Брайан Адамс, Дитер Томас Кун и группа Fool's Garden. «Зюддойче цайтунг» назвала праздник «Вудстоком на Неккаре». На футбольное поле вышли 17 чемпионов мира плюс товарищи Клинсманна по европейским клубам. К ним присоединился и теннисист Борис Беккер. Народ с восторгом наблюдал, как играют любимцы, а Клинсманн после гола «на бис» исполнял свой знаменитый «нырок». В конце игры Фогте поднял табличку с номером 18. Замена. Юрген подошел к специально установленному у кромки поля муляжу батарейки и в каратэшном прыжке, вроде бы от досады, как в памятном матче за «Баварию», ахнул по ней ногой. Это был сигнал для фейерверка, окончания игры и круга почета. По щекам Юргена текли слезы, телевизионщики снимали его крупным планом, и когда изображение плачущего Клинсманна появилось на видеотабло, публика заплакала тоже...

Весь сбор от игры, а это ни много ни мало 2 миллиона марок, был отправлен в различные благотворительные фонды, в том числе и в фонд «Агапедия», созданный еще в 1995 году Клинсманном, его другом детства Штефаном Бартом и женой Штефана, Марикой. Супруги Барт встретились с Юргеном годом ранее в столице Албании Тиране, куда сборная Германии приехала играть с местной сборной. Барты работали в одной из тиранских поликлиник, участвуя в каком-то гуманитарном проекте. Встреча друзей в Тиране вылилась в создание через полгода фонда помощи детям. Финансировал и продолжает финансировать этот фонд Клинсманн. Деятельность фонда распространяется уже не только на Албанию, но и на Молдову, Румынию и Болгарию. Юрген позднее говорил: «Агапедия» наряду с моей работой бундестренера - самое важное дело в жизне».
::: «ВОТ И ПЕРВОЕ ЗАДАНЬЕ...» (С) :::
Американская пауза, когда Юрген занимался исключительно семьей, катанием на велосипеде, пробежками и купанием в океане, прекратилась 22 марта 1999-го. В этот день Клинсманн получил по «мылу» пятистраничное письмо, в котором подробно расписывались возможности, открывающиеся перед Клинси в Соединенных Штатах. Отправителем письма был Мик Хобан, бывший профи «Астон Виллы». Он уехал в Штаты еще в 1971 -м, играл в футбол, работал тренером и стал в конце концов серьезной величиной в спортивной индустрии. О Мике Хобане и его деловом партнере Уоррене Мерсеро Юрген слышал раньше, до переезда в Калифорнию. Люди в Германии, имевшие дело с Мерсеро и Хобаном, говорили ему: «Если тебе в Америке захочется встать на собственные ноги в спортивном бизнесе, эти ребята смогут помочь». В письме Хобан показывал Клинсманну привлекательность американской карьеры и пояснял, что именно у него, Юргена, исключительно благоприятная ситуация для начала: «Ты знаменитый футболист с блестящим послужным списком, ты абсолютно финансово независим, у тебя семья, которая поддержит тебя во всех начинаниях..Ты спец в любимом деле и ты как никто другой понимаешь, как это дело можно улучшить и вывести на новый уровень». Хобан объяснял, предлагал и советовал. «Хоть ты и не 18-летний пацан, рекомендую прочесть книгу Ричарда Нельсона Боллеса о пути к «работе мечты» «Какого цвета твой парашют?».

В общем, Хобан «такое рассказал, до того красиво...», что Юрген не мог не задуматься. От предложенной автором письма встречи через неделю Клинсманн не отказался. Они встретились. Хобан и Мерсеро не скрывали, что не меньше, чем они Клинсманну, Клинсманн нужен им. Прошло еще несколько месяцев, прежде чем дотошный и въедливый Юрген сказал: «Ладно, ребята, я с вами. Только не думайте, что я буду исключительно «торговать лицом и надувать щеки», я должен быть равноправным партнером, нести такую ответственность, как и вы, быть попросту частью фирмы». -«Йес, натюрлих». Хобан: «У этого парня в голове настоящий компьютер, переваривающий постоянно огромный объем информации. Он учился новому делу с необычайной быстротой, а сколько у него было идей! Мы, в общем, нашли друг друга...»

И они все вместе тщательно продумывали варианты возможной области приложения сил для Юргена. О-о, Хобан предложил множество направлений:

«Игрок. Нужно твердо решить, хочешь ли ты возвращаться на поле пинать мяч и какие обстоятельства могут заставить тебя вернуться. Ну, приползет, например, на коленях группа людей из мадридского «Реала» или «Милана». А вдруг японцы или арабские шейхи предложат тебе заоблачные деньги. Устроит ли тебя это?

Тренер. Должность менеджера или ассистента менеджера в Европе. Тренер в американской профессиональной лиге. Как альтернатива - работа вместе с Брюсом Ареной в сборной США, скажем, только с нападающими. Возможно?

Член правления/Инвестор/ Партнер. Так действуют у нас в баскетболе и начинают так делать в Европе. Вот Кенни Далглиш в «Селтике». Ты можешь стартовать с любого уровня, например, с юношеского клуба в большом профессиональном объединении. Интересно?

Партнер по менеджменту для какого-либо дочернего или братского клуба в США. Объясняю. «Вест Хэм» создал подобный клуб в Австралии, «Манчестер Юнайтед» и «Аякс» основали и спонсируют клубы в развивающихся футбольных странах. Подумай, может, сделать под твой менеджмент что-то похожее в США. Такой клуб мог бы ассоциироваться в сознании людей с командами, в которых ты играл: с «Интером», «Баварией» «Тоттенхэмом». Привлекает?

Тренер в колледже - директор учебного центра. Эта комбинация у нас очень популярна. Например, во время каникул или межсезонья ты проводишь семинары, тренируешь различные группы. Люди на этом деле только за межсезонье поднимают от 25 до 50 тысяч. В стране, правда, таких набирается всего десяток.

Советник по инвестициям в профи-клубе. Понимаешь, у многих контор бабок просто немеряно, и они готовы вкладывать их в спортивные клубы, конкретно, в футбольные. Возник целый рынок профессиональных спортивных аналитиков, которые сотрудничают с капиталовладельцами. Кому как не тебе, понимающему в футболе и футболистах, разобраться, в кого стоит вкладывать деньги, в том числе и свои (не без этого!), какие делать трансферы, как содействовать развитию игроков и тренеров. А стратегия работы с молодежью? А развитие футбольной инфраструктуры? А отношения между менеджером и правлением? Всё это выливается в материальные затраты, а правильно потратить - залог успеха.

А, внушает?

И так далее...»

Голова от обилия вариантов новой карьеры у Юргена не кружилась, все-таки в футболе он не новичок и собственные мысли по поводу организации футбольного дела у него имелись всегда. Но возможный размах будущей работы впечатлял!

Для начала было решено продолжить сотрудничество с «Адидасом», поскольку Хобан был партнером в американском отделении компании. Кроме того, троица создала фирму под названием Soccersolution. Цель -развитие и продвижение идей и концепций в футбольном бизнесе.

В 2001 году новой фирме удалось заключить серьезный контракт с могучей Anschutz Group. Босс этой фирмы Фил Аншютц считается в США крупнейшим инвестором спорта. Журнал «Форбс» в одном из своих исследований поставил его на шестое место в списке богатейших людей мира. Имя Аншютца стало известно и в Германии, когда он купил хоккейные клубы «Айсберен» из Берлина и «Баронов» из Мюнхена. Те, кто смотрит биатлон, наверняка замечали эту фамилию на спортивных винтовках. Так вот, фирма «Аншютц» решила вложить 100 миллионов долларов в спортивный парк в Лос-Анджелесе с футбольным стадионом, теннисными кортами, велодромом и прочими атрибутами здорового образа жизни, фирма Клинсманна, Хобана и Мерсеро должна была разработать концепцию этого парка.
Юрген Клинсманн :: Журнал Футбол №658
Юрген Клинсманн :: Журнал Футбол №658
Клинсманн, Фогтс и другие на мемориале Яд-Вашем возлагают цветы в память жертв Холокоста. Можно иронизировать сколько угодно по поводу кепа на головах настоящих арийцев, но... Долг есть долг, и от чувства вины никуда не денешься Только что у Клинсманна родился сын весом 3 кг 50 г. Счастливое семейство — Дебби, Юрген и Джонатан — в сборе. Давно это было... Сейчас семейство выросло за счет еще одного ребенка
::: «ГАЛАКТИКОС»! :::
Лично же Юрген пошел поднабраться опыта в качестве советника в клуб «Лос-Анжелес Гэлэкси». Галактические решили улучшить свой имидж и считали, что Клинсманн - вполне подходящая для этого фигура. И Клин-си это вполне устраивало - научить кое-чему местных, да и самому поучиться. Вскоре он добился определенных успехов.

Все началось со строительства стадиона. Вообще, весь комплекс назывался Home Depot Center. Он был расположен на юге Лос-Анджелеса. Центром всего комплекса должен был стать футбольный стадион на 27 000 мест. Дуг Хэмилтон, генеральный менеджер «ЛА Гэлэкси»: «Когда у нас появилась идея создать этот комплекс, то футбольный стадион, конечно же, должен был быть не хуже, а лучше европейских. Высшего класса. И тут Юрген нам очень пригодился. Нам нужен был человек, который знает футбольное дело до тонкостей и убедит проектировщиков и строителей обратить внимание на мелочи, известные лишь тем, кто внутренне связан с игрой. Как строить, наши знают и умеют, но тонкости, нужные игрокам и болельщикам - тут Юрген был в авторитете. Кстати, первый, кого он начал убеждать, был я. Мы решили делать стадион .без крыши. Ну на фига нам в Южной Калифорнии перекрытый стадион? Клинсманн убедил нас, и меня первого, что наличие крыши не должно зависеть от климата. И если мы хотим иметь комплекс мирового уровня, то она обязательна! Он объяснял нам, американцам, что, приступая к делу, нужно мыслить глобальными категориями. Уважаю. А на сколько мелких неточностей указал он! Нет, это как у нас говорят, Big-Picture-Guy...»

И вот здесь играло огромную роль футбольное прошлое Клинсманна. Для американцев он был непререкаемым авторитетом во всем, что касалось игры и связанного с ней околофутбольного действа. Юрген, поигравший во многих странах на бесчисленном количестве стадионов, объяснял, что «главное, ребята, сделать так, чтоб на стадион ваш, извините, наш, ходили не только фаны клуба». Чтоб каждый хотел прийти на стадион, а для этого надо сделать максимальные удобства для болельщиков, обязательно соорудить футбольную школу, чтоб потянулся народ». Половина игроков сборной США и так выходцы из Южной Калифорнии? Ну, так что, вы против стопроцентного охвата? Клинсманн составил что-то вроде проекта изменения имиджа клуба и внедрял задуманное в дело. «Гэлэксисты» остались вполне довольны. Ну, и чисто футбольные мелочи. Например, с его, Юргена, подачи саму поляну сделали максимально, дозволенных правилами размеров. «Команда, тренируясь и играя на ней, станет более атлетичной, более техничной, сможет проводить игры в высоком темпе. Мы будем доминировать на поле».

Клинсманн, ясное дело, помогал и в подборе игроков. Он не называл фамилий, а просто подсказывал, на какие качества нужно прежде всего обратить внимание. Работа эта ему нравилась. Но он ни в коем случае не изображал из себя футбольного бога, спустившегося на землю поучить уму-разуму несмышленых аборигенов. Он сам учился с удовольствием, благо рядом был знаменитый баскетбольный клуб «Лос-Анджелес Лейкерс» и постановка дела в нем, необычная для европейца, вызвала у Клинси живейший интерес.

Еще он обратил внимание на то, что подход американских детей и подростков к спорту и жизни отличается от немецкого. Он видел в этом и привлекательные, и не очень стороны. «Да уж, менталитет здесь другой. Система воспитания и образования гораздо жестче. Стоимость обучения в колледжах и университетах высока, а все родители хотят дать детям хорошее образование, и спортивная стипендия зачастую не только подспорье, но и единственный источник оплаты. Вот и стараются местные требовать успехов и отдачи у шести-семи-летних детей. Это, конечно, минус. Ну а плюс в том, что спортсмен с раннего детства знает - ответственность за собственное будущее лежит на нем. И если ты хочешь получить стипендию в колледже, потом добраться благодаря спортивным успехам до драфта в НБА, ты должен пахать на полную катушку». В том числе и поэтому ему было несложно работать с американскими футболистами. «Они любознательны, не капризны и каждый день задают себе вопрос: «Как мне усовершенствовать свои умения и научиться чему-то новому?» Клинсманн тоже постоянно думал об этом.

Параллельно с работой в «Гэлакси» были и консультации для других клубов и компаний, советы голливудовцам и многое другое. Авторитет Soccersolution и Юргена лично возрастал.
Юрген Клинсманн :: Журнал Футбол №658
Юрген Клинсманн :: Журнал Футбол №658
Клинси воспитывает южноафриканских детишек в Кейптауне. Правильно говорят — с имиджем у человека всё в порядке! А может, у него просто всё в порядке с головой?
::: НЕКИЙ ГЁППИНГЕН :::
Был и чисто футбольный эпизод в его американской жизни.

Под именем Джея Гёппингена он несколько раз вышел в американской лиге за команду «Орандж Кантри Блю Стар». Ребята из Сан-Диего быстро разобрались, кто против них играет и заколачивает мячи. Нет, тут не шла речь о подставе. Юрген имел полное право играть, но делать это под своим именем не хотел и, когда псевдоним раскрыли, выступления прекратил.

До Германии доходили слухи, что бывший капитан сборной процветает, работает в консалтинговой фирме и прикладывает много усилий для модернизации и улучшения работы знаменитого калифорнийского спортивного центра Home Depot Center, что помогает в работе и постановки дела в «Лос-Анжелес Гэлэкси», что даже американцы, асы деловой организации, уважительно относятся к приезжему немцу. О работе Юргена в компании Soccersolution и о процветании его, созданного с нуля лично Клинсманном, сетевого проекта fussballd21.de иногда писали в прессе. Из названия сайта понятно, что речь идет о футболе XXI века. Юрген плел свою мировую сеть, переписывался с признанными футбольными авторитетами, с политическими деятелями, понимающими, что значит в нашем мире футбол, люди футбола и, главное, болельщики. Если теперь в Америке какой-нибудь фирме, производящей спорттовары, или какой-нибудь студии, снимающей фильм о спорте и, в частности, о футболе, нужен был совет, помощь или консультация, то обращались они прежде всего в Soccersolution. Америка, блин. Им подавай самое лучшее. А кто в Америке знает футбол лучше Клинсманна? Вот так.

Но и сам Юрген учился постоянно. Он, помогая тренеру сборной США Брюсу Арене, одновременно перенимал у него неизвестные доселе методы. Хобан: «Одна из особенностей его характера состоит в том, что, встречая человека с нужными ему знаниями и умениями, он не пытается использовать этого человека. Он учится у него и потом сам применяет полученное так, как считает нужным. Да, конечно, для этого требуются восприимчивость и огромная работоспособность. Так они у Клинси есть».

Интересно, что у Soccersoluti-оп нет, и не было никогда, постоянного офиса или даже временного пристанища. Вся работа и все обсуждения велись и ведутся при помощи домашних компьютеров или ноутбуков, ведь партнеры фирмы живут в разных городах. Мик Хобан обитает на севере США - в Портленде, штат Орегон, родине фирмы «Найк» и городе, избранном для штаб-квартиры американского «Адидаса». Уоррен Мерсеро живет на восточном побережье. Встречаются все трое участников раз в год, обычно в Калифорнии у Клинс-манна. Погода там гораздо лучше, чем в дождливом Портленде или на востоке.
Юрген Клинсманн :: Журнал Футбол №658
 

Юрген и тогдашний главный тренер сборной США Брюс Арена: «Клинси, а ко мне в помощники пойдёшь? Или в преемники?»

Юрген Клинсманн :: Журнал Футбол №658
Заглядываем в продолжение материала: Клинсманн и его помощник-однокурсник Иоахим Лёв
::: РОДИНА МАТЬ ЗОВЕТ :::
Юрген постоянно примерял полученные знания на ситуацию в родном немецком футболе. Он, космополит, принимал близко к сердцу все немецкие неудачи, сначала сборной Эриха Риббека, затем сборной Руди Феллера. И он знал цену выхода в финал ЧМ-2002 - этого сочетания фарта и запредельных индивидуальных усилий отдельных игроков, тащивших сборную на остатках «немецких качеств». Юрген сочувствовал своему старому партнеру Руди. Что же будет дальше? «Ведь эта заржавевшая машина когда-то остановится...»

И однажды он сказал Хобану: «Мик, Родина зовет». - «То есть? Тебе что-то предложили?» - «Пока нет, но наша сборная... Я б мог ей помочь». - «Ну, так мы и не сомневались, что тебе когда-нибудь это понадобится». - «Мне - да. Но пока что я не нужен им». Разговор происходил еще до Евро-2004. «Ты им будешь нужен наверняка, пока неизвестно когда, но ты должен хорошо подготовиться к этому, а мы тебе поможем. Жди».

К сборной страны у Юргена было особое отношение. Клуб? Клуб - это работодатель, и он, Юрген, никогда не филонил, отрабатывал контракт по полной. А сборная, считал он, это что-то высокое, это для души, это признание тебя одним из лучших, и за это признание надо платить благодарностью. В своих воспоминаниях об игроцкой жизни он с гораздо большей теплотой всегда говорил о времени, проведенном в «манншафте», чем в любом из клубов.

Он объяснял прагматичным американским партнерам, почему он хочет возглавить команду, потерявшую в последнее время авторитет. Клинси сам дивился своей горячности и непонятно откуда попершему футбольному патриотизму.

И Хобан с Мерсеро отвечали: «Да ладно, что ты кипятишься. Мы ж не против! Пусть сборная Германии под твоим руководством всех мочит. Ради бога. Чем можем, тем поможем».

В Лиссабоне, во время финала ЧЕ-2004, Кайзер при встрече сказал: «Наслышан о твоих заокеанских успехах, молодец. Мы с Калле (Румменигге. - Б.Т.), кстати, считаем, что должность менеджера в сборной будет не лишней». - «Конечно, вы правы. Давно пора».

...Но если о Юргене «забыла» пресса, то специалисты его помнили. В 2000 году у Клинси появилась возможность вместе с другими бывшими игроками сборной пройти ускоренные курсы для получения тренерской лицензии. Эту практику начал еще Гербергер, продолжил Вайсвайлер. Вместе с Клинси в центре в Хеннефе учились Матиас Заммер, Дитер Айльтс, Андреас Кепке. В обычной, не ускоренной группе, занимался одновременно и Иоахим Лёв. Отношение к подобным курсам было неоднозначным. «Почему мы должны считать людей, прослушавших курс за 240 часов, специалистами, равными тем, кто отзанимался положенные 560?». Аргумент «великие игроки» для некоторых был неубедителен. Зато Геро Бизанц, руководитель курсов, от группы был просто в восхищении: «Мало того, что подобрались очень толковые и жаждущие знаний ребята, но Клинсманн и Заммер - это что-то особенное. Авторитета, ума и обаяния им обоим было не занимать. Они стали сразу лидерами в учебе, и я был уверен, что из них получатся отличные тренеры».

Занимались курсанты во вполне спартанских условиях - в спортшколе, в классных комнатах которой и спальнях стояла мебель еще 50-х годов. «Юношеские команды в моей молодости проходили сборы в куда лучшей ситуации», - вспоминал Клинсманн. Футбольные миллионеры подтрунивали друг над другом и почти казарменной обстановкой: «Хорошо, что двухъярусные койки убрали, а то с нашими переломаными костями можно свалиться и уже не встать!» Но никто, в том числе и Юрген, не роптал. Немецкая тренерская лицензия входила в его планы - «как я без нее буду тренером сборной?!». Лучшего случая получить её могло и не представиться.

Кстати, идея того самого футбольного портала родилась тогда, на курсах. Мысль эту подал Юрген. Девятнадцать курсантов и шесть преподавателей ее поддержали и сразу согласились принять участие в проекте, предназначенном для развития детского футбола. Дети могли бы задавать вопросы, советоваться с опытными не только в футболе людьми. Проект запустил позже сам Юрген с благословения канцлера Германии Шредера, который пообещал содействие во всех начинаниях на благо немецкого футбола. Через сайт собирались и средства в спецфонд, из которого позже оплачивались детские соревнования, сборы и т.д....
::: СЕГОДНЯ Я ПРИНЯЛ РЕШЕНЬЕ...» (С) :::
...В день разговора с Беккенбауэром в Лиссабоне он и дал интервью корреспонденту FAZ. Сначала Клинсманн разбирал игру сборной: «У нас нет мощи впереди, у нас нет скорости в комбинационной игре. Мало того, у наших игроков нет индивидуальной скорости. За исключением Филиппа Лама, ни один футболист не может поддерживать высокий темп. Игроков уровня португальца Роналдо или голландца Роббена, которые могут попросту убежать от соперника, в «манншафт» днем с огнем не найти. Всё выглядит так, будто на поезд современной игры мы уже опоздали. Комбинационная игра чехов нацелена на движение вперед, немцы играют поперек поля. У каждой футбольной нации есть свой Роналдо, Руни или Роббен. Наш же футбол за два года до ЧМ в нашем доме представляет собой жалкую картину. Имеется несколько талантов: Лам, Хинкель, Швайнштайгер. Откуда взять еще? А ведь шанс уникальный - ЧМ в Германии! Да следующий в ней будет лет через тридцать-сорок!» И Клинсманн спокойно и четко начал перечислять «болевые» точки немецкого футбола, обвиняя DFB в отсутствии структурных и глубинных реформ.

Затем он перешел к ситуации с поисками нового тренера. Выяснилось, что Юрген вполне солидарен с теми, кто предлагал «не гнать лошадей»: «Пункт первый. Зачем приняли сразу отставку Фёллера? Почему нельзя было дать ему пару дней отдохнуть, а затем сесть и спокойно всё проанализировать? Конечно, все шишки на тренера, общественность успокоена, виновный понес наказание. Менеджер нужен для сборной! Который будет стеной стоять на пути разнообразного давления на тренера, а тот будет спокойно работать. Уж квалифицированных менеджеров у нас достаточно. Заденьте «Баварию», попробуйте. А-а, конечно, опасно, ведь там Хёнесс, который голову любому оторвет!

Пункт второй, вытекающий из первого. Да за кордоном уже над нами смеются! Что за гонка? Нам действительно не играть отбор. И если «Генерал» через два месяца согласился бы, а это вполне вероятно (Клинсманн намекал на то, что должны грянуть перевыборы, как президента лиги, так и президента DFB. - Б.Т.), значит, так тому и быть.

И третье, главное. Всё наше футбольное руководство мечтает спокойно дожить до ЧМ, провести его, а там хоть трава не расти. Сейчас надо думать о том, что будет через восемь, через десять лет, иначе мы отстанем навсегда. Мы - вроде футбольная нация, а с 1988 года не пробиваемся на ОИ. А для кого они с 1992-го? Для молодежи до 23-х. Люди, это очень опасно».

В этом взволнованном монологе, из которого я привел небольшие выдержки, Клисманн кое-что преувеличил. Так считали многие. Но самое неприятное было в том, что на это интервью футбольные власти внимания не обратили. «Что мы, Клинси не знаем?! Он всегда с кем-нибудь борется». Но когда дней через десять выяснилось, что кандидата из числа немцев нет, что рассматриваются уже только иностранцы, когда Юрген дал «Зюддойче цайтунг» следующее интервью, в котором повторил те же тезисы и добавил других, когда это интервью или выдержки из него перепечатали и другие газеты, в недрах DFB произошли какие-то подвижки.

Через пару дней Клинсманн обсуждал по телефону ситуацию в немецком футболе со своим поверенным в Германии Айтелем. Айтель, понимая заинтересованность Юргена, поинтересовался, не желает ли тот стать менеджером в сборной. «Этого теперь мне недостаточно. Если я и буду что-то делать в футболе, то только в качестве «шефа»!» - «То есть ты хочешь быть тренером?». - «Ты будешь смеяться, - ответил Юрген после некоторой паузы, - но я только об этом и думаю последнее время». Айтель не поверил своим ушам, но через несколько часов получил факс от Юргена, подтверждающий его желание быть бундестренером. И вопрос: «Что ты об этом думаешь и как это устроить?». Понятно, что звонить Беккенбауэру или Майеру-Форфельдеру было бесполезно...

Берти Фогтсу, проводившему свой отпуск в Америке и собиравшемуся как раз двинуть из Сан-Диего в Лас-Вегас, вдруг позвонил другой юрист Клинсманна - Гросс и сказал, что Юрген обижается: «Вы, оказывается, в Штатах, совсем недалеко, а так и не сообщили ему, и не заехали...». Берти тут же позвонил Клинсманну, и они договорились о встрече. Когда старые друзья обосновались за столом у Юргена дома, хозяин после дежурных приветствий и вопросов вдруг сказал: «Слушай, Берти, меня Румменигге спрашивал о менеджерстве в сборной, но, понимаешь, не для меня это. Тяги к этому делу не ощущаю. Вот если б тренером...» - «Ты? Тренером?» - «Ну да». - «Пожалуй, ты прав. Ну, так брякни этим деятелям во Франкфурт. Они там с ног сбились, никого подходящего найти не могут». - «Да, конечно, позвоню завтра. Берти, послушай теперь меня и поговорим потом подробнее...»

Фогтс: «Мы проговорили всю ночь. У Юргена уже был детальный план, что и в какой последовательности предпринимать. Он сразу же давал ответ на любой мой вопрос. На следующий день я позвонил Хорсту Шмидту, рассказал об интересе Клинси к тренерскому электрическому стулу и предложил ему, Шмидту, вместе еще с кем-нибудь приехать в Америку для разговора. А я был «за» двумя руками»...

Через два дня в Нью-Йорке Клинсманн после четырехчасового разговора с Майером-Форфельдером и Шмидтом стал тренером сборной Германии. Злые языки потом говорили, что если б в это время не находился в отпуске заведующий спортивным отделом редакции «Бильд», не бывать Юргену на этом посту...

Действительно, какая-то накладка произошла, ведь еще на следующий после ньюйоркских дебатов день, буквально накануне объявления, Франц Беккенбауэр утверждал, что наилучший кандидат, по его, Кайзера, мнению - это Лотар Маттеус!

(Окончание следует.)
 
Rambler's Top100
© 2004-2008 Журнал «Футбол» | Валерий Цыбулько
Альмерия Атлетик Атлетико Барселона Бетис Валенсия Вальядолид
Вильярреал Депортиво Леванте Мальорка Мурсия Осасуна Расинг
Реал Мадрид Рекреативо Сарагоса Севилья Хетафе Эспаньол