UKR   «Динамо» Киев :: «Бело-синяя гвардия»
Интро 20-е Колыбельные 30-е Бестолковые
40-е Ревущие 50-е Застойные 60-е Взрывные
80-е Тотальные 90-е Незалежные
Досье Жили-были Матчи
Чемпионат Лига ЧЕ Звёзды
27 28 28 29 30 36 40 42 45 51 59 63
63 64 71 72 73 74 75 76 77 78 79
80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91

Прощальное слово о Маслове

70-й — катастрофа. Непостижимая и ничем не объяснимая. После первого круга ДК набрало 21 очко и чувствовало себя абсолютно спокойно, так как отставало от лидировавших
московских одноклубников всего на очко. Результаты второй половины первенства приводят в дрожь — 9 поражений в 16-ти играх, в том числе от всех трех команд, которые в
итоге вылетели, набрано всего 12 очков (меньше только у «Арарата» и одного из неудачников — кутаисского «Торпедо»).

1970

СССР И В Н П Г К М
«Динамо» 32 14 5 13 36 - 32 17 7
Официальная версия случившегося гласит: летом, в середине сезона, на чемпионат мира в Мексику отправилось шесть игроков основного состава. В это время их заменяли
дублеры и играли вполне прилично (еще бы — тремя абзацами выше я упоминал киевский дубль!). Когда же вернулись сборники, то Маслов не рискнул устроить конкуренцию за место в основе, как это однажды уже проделал, и вернул им места в основе. А те — никакие после Мексики, и физически, и морально. Вот команда и посыпалась.

Мне эта версия не нравится по той простой причине, что упомянутый спад настиг почему-то только киевлян. Остальные же «мексиканцы» (армейское трио защитников
Шестернев — Капличный—Афонин; тбилисцы Асатиани, Хурцилава и Дзодзуашвили; спартаковцы Кавазашвили, Ловчев, Киселев и Логофет; московский динамовец
Еврюжи-хин) в своих командах были лидерами и заводилами, помогли занять им места в первой четверке чемпионата и заслуженно были включены в списки «33 лучших». А
кое-кто—даже в символические сборные Европы по версии некоторых зарубежных издательств. И только наших динамовцев вдруг подкосила какая-то неведомая хворь—то ли
души, то ли тела.

(Кстати, о хвори. Один из «шестерки», вратарь Евгений Рудаков, в товарищеском матче перед мундиалем в Колумбии тяжело травмировал руку и выбыл из строя до конца сезона.
Вот бы когда пригодился Виктор Банников! Где же он? Ан нет уже в Киеве Банникова, отослал его Маслов, как отсылал многих других, и защищает он теперь цвета «Торпедо», да
так удачно защищает, что признается лучшим вратарем чемпионата. Хоть локти от досады грызи!)

Нет никаких оснований говорить о «смене поколений». Самому «старому» тогда — Серебряникову — было всего 30. Играть и играть...

Признаться, долгое время, анализируя цифры и нюансы этого первенства, подозревал я, что имела место обычная в футбольных кругах «плавка» неугодного тренера. Но... В каких только материалах я ни рылся, с кем только ни беседовал — нет подтверждений. Не было повода у киевских футболистов избавляться от Маслова. Так и остался чемпионат-70 неразрешимой пока загадкой.

А Маслов ушел плохо. Очень плохо. Во всех отношениях. Когда в сентябре стало ясно, что команда рухнула и вряд ли в этом году поднимется, в лучших традициях советских
времен Маслова наградили Почетной грамотой Комитета по физической культуре и спорту при Совете Министров УССР, занесли его имя в Республиканскую книгу спортивной
славы и тут же отправили в отставку. Причем сообщили ему об этом не в Киеве, а на выезде в Москве. «Купи бутылку коньяка — выпьем за мое увольнение!» — многократно
растиражированная фраза, которую, по рассказам, Маслов адресовал Андрею Бибе...

Формальная причина была банальна — «в связи с достижением пенсионного возраста». Действительно, 14 апреля 1970 года ему исполнилось 60... Вот так легко и просто
тогдашнее руководство «Динамо» вышвырнуло тренера, семилетняя работа которого обеспечила клубу три золотых сезона, два серебряных и два Кубка страны.

По свидетельству тех, кому довелось работать с Масловым, его умение вызвать у футболиста желание максимально самореализоваться, зарядить на игру было просто
бесподобно. Одни его реплики по ходу матчей чего стОят! (Бышовец: «Играли мы как-то товарищеский матч с Тбилиси. Я обыграл нескольких защитников, мог уже бить, но
решил обыграть еще и вратаря. Обвел, но перед тем, как закатить мяч в сетку, взял секундную паузу. И в этот момент на весь стадион раздается сочное масловское: «Толик, ты,
блин, еще меня обыграй!») При этом Дед не отличался высокой футбольной эрудицией, редко пользовался научными терминами (хотя благоговейно относился к науке), но
настолько тонко понимал игру, что любую мелочь мог объяснить доступным разговорным языком. Возможно, ему как человеку, не оканчивавшему никаких институтов, всё
было дано от Бога. Простые курсы переподготовки тренеров Дед прослушивал с исключительным прилежанием, а на экзаменах волновался, как абитуриент. Хотя кто мог
понимать футбол лучше Маслова? И не только футбол, но и подход к самой игре.

Тренерский гений Деда зиждился на своеобразном подходе ко всем нюансам футбола. Маслова считали новатором. Как тактику равных ему практически не было. Его не всегда
понимали. Нередко вступали в конфликт, но постфактум признавали его правоту. То, что он не исчерпал себя, Маслов доказал, когда после «Динамо» выиграл Кубок Союза с «Торпедо» в 72-м, а затем с «Араратом» в 75-м. Масловские методы работы легендарны и, по мнению многих, неповторимы, несмотря на всю внешнюю понятность. Его
манеру трудно сопоставить с утонченной интеллектуальностью других классиков отечественного тренерского цеха, таких, например, как Борис Аркадьев, Гавриил Качалин,
Михаил Якушин, Константин Бесков. На фоне этих интеллигентных тренеров Маслов казался простоватым, но при этом добивался поразительных результатов как в постановке
тренировочного процесса, так и в психологическом воздействии на своих подопечных.

Когда человек чего-то недополучил при жизни, велик соблазн иконизировать его фигуру. Конечно, Дед не был ангелом, и за долгую жизнь в футболе успел нажить себе не
только друзей, но и врагов. (И снова Бышовец: «Помню, играем мы дома с армейцами Одессы. Первый тайм — наше полное преимущество, а забить не можем. А тут еще Женя
Рудаков пустил «бабочку» под мышкой. Перерыв. Маслов зашел в раздевалку спокойный: «Отдыхайте. Ничего страшного. Во втором тайме забьете». Вдруг вбегает какой-то
генерал и давай делать разнос. «Дед» как рявкнет: «Вон отсюда!». Тот, бедный, опешил, побагровел, но молча вышел...) Может, поэтому могила Маслова находится не на
престижном Ваганьковском, а на отдаленном Долгопрудном кладбище в Подмосковье.

Те, кому довелось общаться с Виктором Александровичем в его последние часы, свидетельствуют, что смерть — самое несовместимое с его образом понятие. Говорят, на
похоронах гроб с телом Маслова долго не удавалось опустить в землю. Кто-то даже сказал, что «Дед не хочет уходить»...

Вряд ли он мечтал о том, чтобы его канонизировали после смерти. С другой стороны, он успел сделать очень много и, наверное, многого заслуживал. Но сейчас Маслов, как
личность, нуждается только в одном — чтобы о его делах знали и помнили. Как помнят это братья Суркисы, не удостоившиеся чести быть знакомыми с Масловым, но в конце
90-х годов организовавшие за свой счет реставрацию памятника на его последнем пристанище...

Флэш

Александр Севидов
Примечание Использованы фотоматериалы, предоставленные музеем ФК «Динамо» Киев
Rambler's Top100
© 2005-2007 Еженедельник «Футбол» Валерий Цыбулько