UKR   «Динамо» Киев :: «Бело-синяя гвардия»
Интро 20-е Колыбельные 30-е Бестолковые
40-е Ревущие 50-е Застойные
70-е Качельные 80-е Тотальные 90-е Незалежные
Досье Жили-были Матчи
Чемпионат Лига ЧЕ Звёзды
27 28 28 29 30 36 40 42 45 51 59 63
64 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79
80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91

«История о нехлопнутой рюмашке»

К этому времени Маслов считался одним из самых авторитетных и, главное, успешных тренеров Союза. За несколько лет работы в московском «Торпедо» он привел его к двум
Кубкам, нескольким призовым местам и чемпионскому титулу в 1960-м. В следующем году из московского клуба его попросили, к чему руку приложило как раз «Динамо» —
Маслову не простили упущенную перед финальным этапом фору над киевлянами в четыре очка. Он ушел в ростовский СКА и за два года поднял этот достаточно скромный клуб
с девятого места на четвертое.

И внешне, и манерой разговора Маслов напоминал хитрого деревенского мужика. Он не мог похвастать исключительной гладкостью речи, не чурался крепкого словца, однако
умел довести свои идеи до каждого. А уж на идеи он был богат, как никто другой, а его интуитивные тактические решения против едва ли не каждого соперника поражали
неожиданностью и своеобразием, хотя в итоге почти всегда оказывались верными. Приняв руководство киевским «Динамо», он чуть ли не в первом разговоре с футболистами
поразил их заявлением, что ждет от них не тупого исполнения тренерских установок, а работы их собственной творческой мысли, фантазии на поле.

При Маслове в команде изменилось практически всё — методика тренировок и отношение к ним игроков, появилась четкая и зубодробительная для любого соперника защитная
линия из четырех человек, киевляне первыми в советском футболе применили схему с освобожденным диспетчером, роль которого мастерски исполнял Биба, раньше прочих стали сдвигать крайних нападающих назад, образуя диковинное по тем временам построение 4-4-2. (Хмельницкий: «Маслов добивался, чтобы команда и атаковала, и оборонялась максимально возможным числом игроков. Двух выдвинутых вперед форвардов активно поддерживала четверка хавбеков, которые при необходимости выполняли защитные функции. Но нас, нападающих, оборонительными обязанностями не обременяли. Мы были взрывные, резкие, «бомбы», по словам Маслова, и должны были без устали 90 минут долбить чужую оборону. Получил мяч — и вперед, в обыгрыш...»)

Турянчик первым из советских защитников стал перемещаться в качестве своеобразного «волнореза» перед партнерами по линии. Благодаря Маслову «Динамо» со временем
напрочь отказалось от персональной опеки в обороне и перешло к зональной защите, что ставило в тупик любую, даже очень сильную атаку. Причем иногда трудно было понять
— являлось ли это плодом мучительных тренерских раздумий и сомнений или же возникало стихийно, в зависимости от игровых возможностей и характеристик имевшихся у
Маслова исполнителей. Во всяком случае, поговаривают, что многие идеи и новинки, прижившиеся в «Динамо» и в течение нескольких лет определявшие его игровое лицо,
предлагались самими футболистами во время долгих бесед с тренером, который поощрял инициативу не только на зеленом газоне, но и за его пределами.

И в то же время, опробовав и внедрив какую-либо идею, убедившись в ее жизнеспособности и полезности, Маслов довольно безжалостно отсекал от созданной схемы лишнее и без долгих уговоров убирал из команды тех игроков, которые не хотели или не могли по каким-либо причинам в нее вписаться, либо пытались взять на себя слишком многое. При этом его не могло остановить даже общественное мнение, которое поначалу очень даже возмущалось такими лихими хирургическими методами.

Уже набила оскомину история о том, как однажды в аэропорту, в ожидании рейса, Маслов предложил всей команде хлопнуть по рюмашке (тоже характерный штришок — если
уж нарушать режим, то под наблюдением тренера!), а Лобановский, принципиальный и строгий режимщик, отказался, чем навлек на себя немилость «Деда» — так называли
Виктора Александровича в команде — а затем и отставку из «Динамо». Скорее всего, такая история могла быть в самом деле, только не верится отчего-то, что именно она стала
причиной ухода любимца киевской публики в «Черноморец». (Я напрямую спрашивал об этом Лобановского, но он, несмотря на вполне откровенный характер разговора,
«историю о нехлопнутой рюмашке» опроверг, произнеся привычное — расходилось-де наше понимание футбола, и потом я осознал правоту Маслова... В любом случае,
конкретный конфликт был, но он, как это часто происходит, остался за кадром и оброс небылицами. Причем за кадром в прямом и переносном смысле — выездной матч
«Динамо» против «Шинника», когда Лобановский был заменен и, по слухам, в сердцах навернул бутсами об стену в раздевалке, по ТВ не показывали. Стало быть, публика не
могла судить, насколько обоснована была та замена и насколько прав был Маслов в том конкроетном случае. Что уж говорить о нас сегодняших... — Прим. А.Франкова)

На самом деле Лобановский продолжал свято верить в исключительность своей роли и манеры игры на бровке — с каскадами финтов, с непременным обыгрышем оппонента,
он настаивал, что в команде всегда было и будет разделение на тех, кто «таскает рояль», и тех, кто на нем играет. А это шло вразрез с основными масловскими постулатами и его
видением командной игры. И он предоставил Лобановскому возможность доказывать свою правоту в другой команде. Потом за ним последовали Каневский, Базилевич, Биба,
хотя последний всего за два года до того был признан лучшим футболистом СССР... Сам Маслов по этому поводу говорил: «Нельзя требовать от футболиста того, что он не в
состоянии выполнить. Надо либо приспосабливать новшества так, чтобы дарование каждого игрока было наилучшим образом использовано, либо искать других исполнителей.
Для «Динамо» это не рецепт, а принцип...» (Наверное, стоит упомянуть и версию Аркадия Галинского. Он обвинял Лобановского в слабохарактерности, из-за которой тот,
природный и талантливый центрфорвард, уступил интригам опасавшегося конкуренции Каневского и согласился играть на левом фланге. Где также прописался в любимцах
публики, но... но... Вы же понимаете, что правы в этом вопросе мы уже никогда не сыщем. - Прим. А.Франкова.)

Зато на первые роли вышли жесткие и по временам даже жестокие Сабо и Медвидь (их кое-кто называл «опричниками советского футбола»), появились и закрепились в составе
Мунтян, Бышовец, Хмельницкий, Пузач. В роли атакующего хава прекрасно проявил себя Серебряников. У Банникова появился надежный сменщик—Евгений Рудаков. За пару
лет игра команды изменилась до неузнаваемости, она стала атлетичной, мощной и, благодаря исповедуемой тренером универсализации, очень гармоничной и согласованной.
Впрочем, в том году «Динамо» если чем-то и удивило, то только надежной плотной защитой (в чем вы можете убедиться, взглянув на цифры сезона) и обилием ничьих.

Флэш

Андрей Биба и Йожеф Сабо
Примечание Использованы фотоматериалы, предоставленные музеем ФК «Динамо» Киев
Rambler's Top100
© 2005-2007 Еженедельник «Футбол» Валерий Цыбулько