UKR   «Динамо» Киев :: «Бело-синяя гвардия»
Интро 20-е Колыбельные 30-е Бестолковые
50-е Застойные 60-е Взрывные
70-е Качельные 80-е Тотальные 90-е Незалежные
Досье Жили-были Матчи
Чемпионат Лига ЧЕ Звёзды
27 28 28 29 30 36 40 42 51 59 63
63 64 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79
80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91

Трави, Бобров, по всей Земле!..

Предпоследнего (11-го) места в 45-м и последнего (12-го) в 46-м динамовцам стыдиться нечего. (Как нечего стыдиться и того, что им вопреки регламенту сохранили место в
группе сильнейших. Тогда судьбы многих тысяч людей решались после одного телефонного звонка сверху. К слову, практика вмешательства в футбольный регламент в СССР
существовала еще очень долго и последний раз проявила себя в 67-м, когда в «вышке» оставили «Зенит», занявший последнее, 19-е место...) «Динамо» комплектовалось с
немыслимыми трудностями, костяк его составили ветераны даже по нынешним меркам (вратарю Антону Идзковскому, к примеру, было уже 38, нападающим Николаю
Балакину и Макару Гончаренко — 34 и 33...), никаких детско-юношеских школ и резерва не было и в помине. Киев лежал в руинах, и, чтобы не вдаваться в детали, скажем, что
проблема классной футбольной команды в городе стояла не на первом месте. Чтобы хоть как-то прокормить себя и свои семьи, на выездные матчи динамовцы нередко брали с
собой чемоданы с фруктами, семечками и перед игрой торговали ими у входа на стадион. В гражданской одежде, разумеется.

В 46-м пришло пополнение — израненный боевой офицер 31-летний донецкий защитник Николай Кузнецов, 32-летний хавбек Рогозянский из Харькова, четырежды раненный и
контуженный вратарь Константин Скрипченко, прошедший войну сапером и лишившийся на одной руке нескольких пальцев... Что они могли противопоставить столичным
одноклубникам, спартаковцам и армейцам, в годы войны «сражавшимся» в первенстве и розыгрыше Кубка Москвы и некоторых других городов? (Знаменитая «команда
лейтенантов», выигравшая пять из первых семи послевоенных чемпионатов, практически в полном составе никогда и нигде, кроме как на футбольных полях, не воевала.
Всесоюзная легенда футбола и хоккея, а также ЦДКА, ВВС и «Спартака» Всеволод Бобров в 42-43-м ходил в атаки исключительно в составе сборной Омского интендантского
училища.) Именитые визитеры, приехав в Киев, порой позволяли себе перед игрой расслабиться чисто по-русски, а выходя на поле и потирая подозрительно опухшие лица,
добродушно спрашивали: «Ну что, хохлы, сколько вам сегодня накидать—пять или семь?» Забивали и пять, и семь, а разозленные динамовцы могли ответить разве что
грубостью.

(К примеру, цветет и пахнет легенда о том, как защитник «Динамо» Абрам Лерман в одной игре сломал Боброва и Федотова, лучших форвардов советского футбола тех лет.
Смотрим, где тут правда, а где чего. 28 мая 1946 года в Киеве на стадионе «Динамо» наш защитник МАХИНЯ действительно нанес тяжелейшее повреждение Боброву. По
некоторым свидетельствам, киевлянин прыгнул форварду соперника на пятку.

Поговаривают, что эта травма здорово подкосила карьеру Всеволода Михайловича, и можно только догадываться, на каком уровне он он играл без нее! После того матча (3:0 в
пользу ЦЦКА, забили Бобров и дважды Федотов) главный бомбардир армейцев в чемпионате уже не выступал. Попытался было 14 июля, но продержался на поле лишь 3
минуты...

Более ничего достоверно не известно. Разговоры, мемуары... Видеозаписи не то что не сохранилось — ее и быть не могло! Однако же есть свидетельства, что Бобров, забивший к
тому времени в 6-ти матчах 7 мячей, сам неудачно приземлился после высокого прыжка и порвал связки колена.

Ну хорошо, спросите вы, а уж Григория Федотова в том матче действительно наш защитник Лерман грохнул? Отвечаем: первые 10 матчей сезона-46 Абрам Давидович Лерман
сыграл в ЦЕНТРЕ НАПАДЕНИЯ и потому его суровый стык с коллегой из ЦДКА крайне маловероятен. Одним словом, нет ни малейшего сколько-нибудь серьезного
подтверждения насчет того, что Лерман в той игре ХОТЬ КОГО-ТО сломал!

К тому же Федотов достаточно быстро восстановился.

Легенду о Лермане, сломавшем в одном матче двух выдающихся нападающих, - в утиль! - Прим. А.Кабанца, А.Франкова)

1945

СССР И В Н П Г К М
«Динамо» 22 1 6 15 13 - 50 12 11

1946

СССР И В Н П Г К М
«Динамо» 22 4 5 13 18 - 39 12 12
Николай Махиня, наряду с капитанскими обязанностями исполнявший в 45-м функции играющего тренера, а также пришедший в 46-м москвич Леонид Корчебоков и тут же
сменивший его Борис Апухтин руководили командой скорее символически. Да они многого и не могли сделать, имея в распоряжении полуголодных ветеранов, фронтовиков и
не имеющий никакого опыта молодняк.

Некоторые подвижки наметились в 47-м, когда «Динамо» вновь принял Михаил Бутусов, уже стоявший у руля команды перед войной, специалист толковый и вдумчивый. При
нем закрепились в основе вратарь Анатолий Зубрицкий, защитники Анатолий Жиган и Абрам Лерман, нападающие Михаил Чаплыгин и Георгий Пономарев. Привлек внимание
даже московских специалистов острый и забивной форвард Павел Виньковатов, ушло около десятка ветеранов, которые команде при всем желании помочь уже ничем не могли.
А еще Бутусов привез с собой знаменитого Петра Дементьева, того самого, кому посвящен один из рассказов Льва Кассиля «Пекины бутсы». 34-летний нападающий, хоть и
забил за сезон всего два мяча, поразил неискушенную киевскую публику оригинальным дриблингом (после которого он почти никогда не бил по воротам, а пасовал — голевая
передача дарила ему куда больший кейф, чем собственноножно забитый мяч!), удивительной для его возраста скоростью и, главное, полным пренебрежением к столичным
авторитетам. Он сам был для них авторитетом — игрок сборных Ленинграда и СССР.

1947

СССР И В Н П Г К М
«Динамо» 24 9 9 6 27 - 31 13 4
Киевляне неожиданно для многих стали четвертыми и даже ухитрились отобрать очко у будущих чемпионов армейцев, но отставание в классе, фактическое, а не формальное,
было еще очень велико. Что и подтвердилось в трех следующих сезонах после того, как по семейным обстоятельствам вынужден был вернуться в Ленинград Бутусов. Тренеры
опять замелькали, как столбы в окне поезда — Шегоцкий, Сушков, Окунь, Фокин — но поставить команде надлежащую игру никто не мог. Удачи были единичны (как, например,
гостевая победа над грозным ЦЦКА в 49-м — 3:2), разгромы — часты и болезненны. В 1950-м киевляне заняли самое низкое за всю историю союзных чемпионатов место — 13-е.
В том сезоне вылетало 6 команд, и ДК спаслось благодаря чуть лучшему соотношению забитых-пропущенных по сравнению с ереванскими одноклубниками.

1948

СССР И В Н П Г К М
«Динамо» 26 7 6 13 32 - 50 14 10

1949

СССР И В Н П Г К М
«Динамо» 34 17 6 11 48 - 47 18 7
Однако начатое еще при Бутусове и продолженное Сушковым активное вливание молодых свежих сил начинало понемногу сказываться. Солидное пополнение дало Закарпатье:
за три года в «Динамо» пришли Георгий Лавер, Иван Фабиян, Дезидерий Товт, Михаил Михалина, Эрнест Юст, Михаил Коман, Золтан Сенгетовский. По-прежнему хорош и
результативен был Виньковатов. В 49-м дублеры ДК сенсационно выиграли чемпионат среди резервистов. И хотя москвичи продолжали пренебрежительно называть киевлян
(наряду с тбилисцами) «южанами», прежнего шапкозакидательского настроения у них перед матчами с «Динамо» уже не было.

1950

СССР И В Н П Г К М
«Динамо» 36 10 11 15 34 - 53 19 13

Иосиф Сталин — вождь народов, филолог, доктор, футболист
Флэш.
Пека и Севастьянов: когда купюры были большими
Примечание Использованы фотоматериалы, предоставленные музеем ФК «Динамо» Киев
Rambler's Top100
© 2005-2007 Еженедельник «Футбол» Валерий Цыбулько