UKR   «Динамо» Киев :: «Бело-синяя гвардия»
Интро 30-е Бестолковые
40-е Ревущие 50-е Застойные 60-е Взрывные
70-е Качельные 80-е Тотальные 90-е Незалежные
Досье Жили-были Матчи
Чемпионат Лига ЧЕ Звёзды
27 28 29 30 36 40 42 45 51 59 63
63 64 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79
80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91

«Ты Лазаря не пой...»

25 июля того же 1928-го начальником Киевского окротдела ГПУ стал Василий Трофимович Иванов, с которым Барминский сразу нашел общий язык по части футбола. В отличие
от предшественника, Западного-Кессельмана, Иванов пристально следил за выступлениями «Динамо», помогал команде и материально, и организационно. Процесс, что
называется, пошел, причем куда интенсивнее.

Сразу после игры с одесским «Динамо» Барминский вызвал из Одессы своего давнего и хорошего знакомого Лазаря Федоровича Когена, который в «Жемчужине у моря» успел
прославиться как организатор лучшей тамошней команды «Местран». (Коген и сам в футбол поигрывал, хотя и не столь активно (хромал с детства), как его братья Орест и Аарон
— чемпионы и игроки сборной Одессы.) В Киеве Когена назначили инструктором (а фактически администратором) «Динамо». И всё сразу стало ша!

22 июля «Динамо» разгромило «разграбленных» им же «Совторгслужащих» — 8:1. Затем состоялись матчи в Гомеле. После поражения от сборной города (в которой кроме
хозяев играли, между прочим, лучшие футболисты Минска и Полоцка, так что фактически это была сборная БССР, как и значилось на афишах) 1:5 на следующий день была
обыграна «сборная Гомельской округи» (не очень сильно отличавшаяся по составу от предыдущей «городской») — 3:2. Занятно, что отчет об этих матчах в «Вечерний Киев»
написал сам «администратор» Коген, который и организовал эту поездку. Радует характерный такой постскриптум к заметке: «...Нам не хотели выплатить полагающиеся на
дорогу и кормежку деньги. Нужен был солидный нажим, чтобы «вырвать» их...» Ну что бы делали киевляне без Лазаря Федоровича?

А вот 1 сентября произошел серьезный конфуз во встрече с приехавшим погостить московским «Динамо» — 2:6, причем примерно до середины второго тайма держался
ничейный счет 2:2 (голы у ДК забили Моисей Рейнгольд и Филин), а потом киевляне рассыпались. И решили, что им срочно нужно усиливаться. Принцип усиления был всё тот
же.

С легкой руки Когена и при посильной поддержке Иванова и Барминского в сентябре в «Динамо» пришли техничный одессит Бланк, еще один ключевой игрок сборной Одессы
полузащитник Пионтковский, из «Совторгслужащих» — вратарь Андрухович (и окончательно Товаровскии). Далеко не всем это пришлось по душе. Селекционные методы
«Динамо» были подвергнуты критике, их называли «опошлением футбола», отмечая, что команда переманивает в свои ряды лучших, предоставляя им «лучше оплачиваемую
службу». Хотя ни для кого не секрет, что в советские времена с самого их начала армейские и «чекистские» ведомства всегда были финансово обеспечены на порядок лучше
других, а потому и лучших спортсменов собирали под свои знамена, и общесоюзный спортивный успех обеспечивали. Сейчас сие можно рассматривать даже как попытку
внедрения профессионализма...

23 сентября «Динамо» обыграло сборную киевского гарнизона — 3:1, а 18 ноября одержало важнейшую победу над по-настоящему грозным соперником — киевским
«Желдором», причем на его поле. Накануне игры капитаном был избран Казимир Антонович Пионтковский (любопытно, что автор этих строк просидел четыре года в школе за
одной партой с Игорем Пионтковским, отца которого звали Витольд Казимирович...) — душа и мозг команды. «Динамо» играло в таком составе: Андрухович — Дишкант,
Иванов — Мурашов, Пионтковский, Бланк — Бардадым, Бойко, Рейнгольд, Трофимов, Филин. Единственный гол, использовав ошибку защитника хозяев Ямкового, провел
Моисей Рейнгольд, а Андрухович отбил пенальти.

(Здесь следует заметить: во многих источниках, в частности, в популярной книге Б.Нартовского «К футбольным вершинам», вратарем «Динамо» ошибочно указан Идзковский,
хотя упомянутая Нортовским же заметка в «Вечернем Киеве» однозначно называет Андруховича. Кроме того, этот матч почему-то приписан к городскому первенству 1928 года,
в котором «Динамо» не участвовало. Это не упрек автору, всё отследить невозможно, но по крайней мере, напоминание вам — не принимайте на веру абсолютно всё, что вы
читаете. В том числе и настоящий материал. В жизни всегда есть место как подвигу, так и ошибке...)

В общем, в декабре 1928-го, спустя всего полгода после фактического рождения «Динамо», киевские газеты уже отметили появление в городе «...недурной футбольной команды,
приближающейся к лучшим киевским...»

Заканчивая рассказ о первых шагах будущего лидера украинского футбола, хотелось бы упомянуть о незавидной судьбе большинства тех, кто стоял у его истоков. Никуда не
деться от мрачной действительности конца советских 30-х, когда были арестованы, а затем и расстреляны Кессельман, Барминский, Иванов, а также Пионтковский. 8 лет провел в
ГУЛАГе Александр Яковлевич Санин, с именем которого связаны самые первые попытки создания команды еще в 27-м. Во время войны в Сырецком концлагере погиб Коген.
Из всех причастных к рождению «Динамо» горькая чаша необоснованных репрессий и безвременной смерти миновала лишь Михаила (Моисея) Давидовича Товаровского,
много лет прослужившего на ответственнейших спортивных должностях и ушедшего из жизни в 1969 году, да еще коллегу и единомышленника А.Я.Санина Николая Георгиевича
Ханникова, дослужившегося в НКВД и МГБ СССР до генерал-лейтенанта.
Примечание Использованы фотоматериалы, предоставленные музеем ФК «Динамо» Киев
Rambler's Top100
© 2005-2007 Еженедельник «Футбол» Валерий Цыбулько